Диалог между ведущими сценарий

1. Принцип единства общения и деятельности, исследования взаимосвязи общения и деятельности в отечественной психологии.

 В противовес этому в отечественной психологии принимается идея единства общения и деятельности. Такой вывод логически вытекает из понимания общения как реальности человеческих отношений, предполагающего, что любые формы общения включены в специфические формы совместной деятельности: люди не просто общаются в процессе выполнения ими различных функций, но они всегда общаются в некоторой деятельности, «по поводу» нее. Именно общение формирует общность индивидов, выполняющих совместную деятельность.

 Однако характер этой связи понимается по-разному. Иногда деятельность и общение рассматриваются не как параллельно существующие взаимосвязанные процессы, а как две стороны социального бытия человека; его образа жизни (Ломов, 1976. С. 130). В других случаях общение понимается как определенная сторона деятельности: оно включено в любую деятельность, есть ее элемент, в то время как саму деятельность можно рассматривать как условие общения (Леонтьев, 1975. С. 289). Наконец, общение можно интерпретировать как особый вид деятельности. Внутри этой точки зрения выделяются две ее разновидности: в одной из них общение понимается как коммуникативная деятельность, или деятельность общения, выступающая самостоятельно на определенном этапе онтогенеза, например, у дошкольников и особенно в подростковом возрасте (Эльконин, 1991). В другой – общение в общем плане понимается как один из видов деятельности (имеется в виду прежде всего речевая деятельность), и относительно нее отыскиваются все элементы, свойственные деятельности вообще: действия, операции, мотивы и пр. (А.А. Леонтьев, 1975. С. 122).

На наш взгляд, целесообразно наиболее широкое понимание связи деятельности и общения, когда общение рассматривается и как сторона совместной деятельности (поскольку сама деятельность не только труд, но и общение в процессе труда), и как ее своеобразный дериват. Такое широкое понимание связи общения и деятельности соответствует широкому же пониманию самого общения: как важнейшего условия присвоения индивидом достижений исторического развития человечества, будь то на микроуровне, в непосредственном окружении, или на макроуровне, во всей системе социальных связей.

Естественно, что выделение предмета общения не должно быть понято вульгарно: люди общаются не только по поводу той деятельности, с которой они связаны. Ради выделения двух возможных поводов общения в литературе разводятся понятия «ролевого» и «личностного» общения. При некоторых обстоятельствах это личностное общение по форме может выглядеть как ролевое, деловое, «предметно-проблемное» (Хараш, 1977. С. 30). Тем самым разведение ролевого и личностного общения не является абсолютным. В определенных отношениях и ситуациях и то, и другое сопряжены с деятельностью.

Идея «вплетенности» общения в деятельность позволяет также детально рассмотреть вопрос о том, что именно в деятельности может «конституировать» общение. В самом общем виде ответ может быть сформулирован так, что посредством общения деятельность организуется и обогащается. Построение плана совместной деятельности требует от каждого ее участника оптимального понимания ее целей, задач, уяснения специфики ее объекта и даже возможностей каждого из участников. Включение общения в этот процесс позволяет осуществить «согласование» или «рассогласование» деятельностей индивидуальных участников (А.А. Леонтьев, 1975. С. 116).

важно подчеркнуть, что деятельность посредством общения не просто организуется, но именно обогащается, в ней возникают новые связи и отношения между людьми.

2. Понятие общения в отечественной психологии. Его виды и функции. (виды подробно в вопросе: 22.Уровни общения)

Общение (Андреева) – главное культурно-историческое условие существования передачи общественно-исторического опыта.

1. (петровский) – сложный многоплановый процесс установление и развития контактов между людьми, рождаемый потребностями в совместной деятельности, и включающий в себя обмен информацией, выработку единой стртегии взамодействия, и восприятие, понимание людьми друг друга.

2. (петровский) – осущетсвление знаковыми средствами взаимодействия между индивидами, вызванное потребностью совместной деятельности и напралвенное на значимые измениния состояний, поведния, и личностно-смыслого образования индивида.

Функции:

  • Полифункционально.

Брудный А.А.

  1.  инструментальная
  2.  синдикативная (объединение людей в группы)
  3.  трансляционное (обмен информацией)
  4.  самовыражение.

Карпенко Л.Д. (межличностное)
Критерий – цель общения.

  • Контактная
  • Информационная
  • Координационная
  • Понимание
  • Эмотивная (эмоции)
  • Установление отношений (длительность и устойчивость)
  • Влияние
  • Побудительная

Общение – сложный процесс взаимодействия между людьми, заключающийся в обмене информацией, а также в восприятии и понимании партнерами друг друга. Субъектами общения являются живые существа, люди. В принципе общение характерно для любых живых существ, но лишь на уровне человека процесс общения становиться осознанным, связанным вербальными и невербальными актами. Человек, передающий информацию, называется коммуникатором, получающий ее – реципиентом.

В общении можно выделить ряд аспектов[1]: содержание, цель и средства. Рассмотрим их подробнее.

 Содержание общения – информация, которая в межиндивидуальных контактах передается от одного живого существа другому. Это могут быть сведения о внутреннем (эмоциональном и т.д.) состоянии субъекта, об обстановке во внешней среде.

 Цель общения – отвечает на вопрос «Ради чего существо вступает в акт общения?». Здесь имеет место тот же принцип, что уже упоминался в пункте о содержании общения.

Средства общения – способы кодирования, передачи, переработки и расшифровки информации, которая передается в процессе общения от одного существа к другому. Кодирование информации – это способ ее передачи. Информация между людьми может передаваться с помощью органов чувств, речи и других знаковых систем, письменности, технических средств записи и хранения информации.

 Типы и виды общения

 В психолого-педагогической литературе используются понятия «типы» и «виды» общения как определенные разновидности этого феномена. При этом у ученых, к сожалению, нет единого подхода к тому, что считать типом, а что видом общения.

 Б.Т.Парыгин под типами общения понимает различия в общении по его характеру, т.е. по специфике психического состояния и настроения участников коммуникативного акта. По мнению ученого, типологические разновидности общения носят парный и одновременно альтернативный характер:

деловое и игровое общение;

безлично-ролевое и межличностное общение;

 духовное и утилитарное общение;

 традиционное и инновационное общение.

Видовые различия общения обусловлены их предметной направленностью. В этой связи правомерно говорить об особенностях и специфике политического, религиозного, экономического общения.

А.А,Леонтьев  исходит из того, что общение – это процессы, осуществляющиеся внутри определенной социальной общности – группы, коллектива, общества в целом, процессы, по своей сущности не межиндивидуальные, а социальные. Они возникают в силу общественной потребности, общественной необходимости и реализуют общественные отношения. На основе этого автор выделяет три вида общения: социально-ориентированное общение, групповое предметно-ориентированное общение и личностно-ориентированное общение.

 Примером социально-ориентированного общения могут служить лекция, оклад, телевизионное выступление, где лектор или докладчик выступает как представитель общества и решает со своей аудиторией конкретные социальные задачи. Например, рассматривает экологические проблемы конкретного города или региона.

 Групповое предметно-ориентированное общение также нацелено на решение социальных задач – организацию коллективного взаимодействия в процессе совместной деятельности. Это общение членов конкретного коллектива другс другом или с представителями другого коллектива. В центре такого общения – проблемы, стоящие перед коллективом, совместная деятельность его представителей.

 Личностно-ориентированное общение, представляющее взаимодействие одного человека с другим, далеко не однородно. Это может быть еловое общение партнеров, обслуживающее конкретную совместную деятельность (например, подготовку к экзамену, соревнованию или концерту). Но это может быть также общение, в центре которого находится не какая-либо деятельность, личностные проблемы общающихся, например, выяснение отношений между друзьями или объяснение в любви между юношей и девушкой.

 Говоря о видах общения, многие исследователи выделяют деловое и личностное общение. Эти термины довольно часто встречаются как в педагогической литературе, так и в обиходе.

 Деловое общение (его также называют ролевым или функционально-ролевым общением) направлено на организацию какой-либо совместной деятельности, того или иного дела. В центре такого общения – интересы дела, функциональные обязанности партнеров, вклад каждого из них в достижение результата, а личностные особенности партнеров: их симпатии или антипатии, чувства, настроение, психическое или физическое состояние как бы отодвигаются на задний план.

 В центре личностного (или межличностного) общения, напротив, находятся психологические, физиологические, нравственные и иные личные проблемы партнеров: их интересы, склонности, настроение, отношения с окружающими, самочувствие и т.п. Деловые проблемы в таком общении не столь значимы для партнеров, дело может подождать, его можно завершить и после решения личных вопросов.

3. Общение как взаимодействие. Западные подходы к взаимодействию (интеракционизм, необихевиоризм, транзактный анализ).
4. Формы организации совместной деятельности, их влияние на характер общения.

Интерактивная сторона общения — это условный термин, обозначающий характеристику тех компонентов общения, которые связаны с взаимодействием людей, с непосредственной организацией их совместной деятельности. Часть авторов просто отождествляют общение и взаимодействие, интерпрети­руя и то и другое как коммуникацию в узком смысле слова (т. е. как обмен информацией), другие рассматривают отношения между взаимодействием и общением как отношение формы не­которого процесса и его содержания. Иногда предпочитают го­ворить о связанном, но все же самостоятельном существовании общения как коммуникации и взаимодействия как интеракции.

Если коммуникативный процесс рождается на основе неко­торой совместной деятельности, то обмен знаниями и идеями по поводу этой деятельности неизбежно предполагает, что до­стигнутое взаимопонимание реализуется в новых совместных попытках развить далее деятельность, организовать ее. Участие одновременно многих людей в этой деятельности означает, что каждый должен внести свой особый вклад в нее, что и позволя­ет интерпретировать взаимодействие как организацию совмест­ной деятельности.

Таким образом, на вопрос о том, какая же «другая» сторона общения раскрывается поня­тием «взаимодействие», можно теперь ответить: та сторона, ко­торая фиксирует не только обмен информацией, но и организа­цию совместных действий, позволяющих партнерам реализо­вать некоторую общую для них деятельность.

Примером может служить теория Т. Парсонса, в которой была предпринята попытка наме­тить общий категориальный аппарат для описания структуры социального действия. В основе социальной деятельности ле­жат межличностные взаимодействия, на них строится челове­ческая деятельность в ее широком проявлении, она — резуль­тат единичных действий. Единичное действие есть некоторый элементарный акт, из них впоследствии складываются системы действий. Каждый акт берется сам по себе, изолированно, с точ­ки зрения абстрактной схемы, в качестве элементов которой выступают: а) деятель; б) «другой» (объект, на который направлено действие); в) нормы (по которым организуется взаимодей­ствие); г) ценности (которые принимает каждый участник); д) ситуация (в которой совершается действие). Деятель моти­вирован тем, что его действие направлено на реализацию его ус­тановок (потребностей). В отношении «другого» деятель разви­вает систему ориентации и ожиданий, которые определены как стремлением к достижению цели, так и учетом вероятных реак­ций другого.

Другая попытка построить структуру взаимодействия связа­на с описанием ступеней его развития. При этом взаимодей­ствие расчленяется не на элементарные акты, а на стадии, кото­рые оно проходит. Такой подход предложен, в частности, польским социологом Я. Щепаньским. Для Щепаньского цент­ральным понятием при описании социального поведения явля­ется понятие социальной связи. Она может быть представлена как последовательное осуществление: а) пространственного контакта, б) психического контакта (по Щепаньскому, это вза­имная заинтересованность), в) социального контакта (здесь это — совместная деятельность), г) взаимодействия (что опре­деляется как «систематическое, постоянное осуществление действий, имеющих целью вызвать соответствующую реакцию со стороны партнера...»), наконец, д) социального отношения (взаимно сопряженных систем действий)

Наконец, еще один подход к структурному описанию взаи­модействия представлен в транзактном анализе — направле­нии, предлагающем регулирование действий участников взаи­модействия через регулирование их позиций, а также учет ха­рактера ситуаций и стиля взаимодействия. С точки зрения транзактного анализа, каждый участник взаимодействия в принципе может занимать одну из трех позиций, которые условно можно обозначить как Роди­тель, Взрослый, Ребенок. Взаимодействие эффек­тивно тогда, когда транзакции носят «дополнительный» харак­тер, т. е. совпадают: если партнер обращается к другому как Взрослый, то и тот отвечает с такой же позиции. Если же один из участников взаимодействия адресуется к другому с позиции Взрослого, а тот отвечает ему с позиции Родителя, то взаимо­действие нарушается и может вообще прекратиться. В данном случае транзакции являются «пересекающимися».

Второй показатель эффективности — адекватное понимание ситуации (как и в случае обмена информацией) и адекватный стиль действия в ней.

Каждая ситуация диктует свой стиль поведения и действий: в каждой из них человек по-разному «подает» себя, а если эта самоподача неадекватна, взаимодействие затруднено. Если стиль сформирован на основе действий в какой-то конкретной ситуации, а потом механически перенесен на другую ситуацию, то, естественно, успех не может быть гарантирован. Различают три основных стиля действий: ритуальный, манипулятивный и гуманистический. На примере использования ритуального стиля особенно легко показать необходимость соотнесения сти­ля с ситуацией. Ритуальный стиль обычно задан некоторой культурой. Например, стиль приветствий, вопросов, задавае­мых при встрече, характера ожидаемых ответов. Так, в амери­канской культуре принято на вопрос: «Как дела?» отвечать «Прекрасно!», как бы дела ни обстояли на самом деле. Для на­шей культуры свойственно отвечать «по существу», притом не стесняться негативных характеристик собственного.

Центральная мысль интеракционистской концепции состоит в том, что личность формируется во взаимо­действии с другими личностями и механизмом этого процесса является установление контроля действий личности теми пред­ставлениями о ней, которые складываются у окружающих. Не­смотря на важность постановки такой проблемы, в теории Мида содержатся существенные просчеты. Главными из них являют­ся два. Во-первых, непропорционально большое значение уде­ляется в этой концепции роли символов. Человек предстает как существо, обитающее в мире символов, включенное в знаковые ситуации. И хотя в извест­ной степени с этим утверждением можно согласиться, посколь­ку в определенной мере общество действительно регулирует действия личностей при помощи символов, излишняя катего­ричность Мида приводит к тому, что вся совокупность соци­альных отношений, культуры — все сводится только к сим­волам. Отсюда вытекает и второй важный просчет концепции символического интеракционизма — интерактивный аспект об­щения здесь вновь отрывается от содержания деятельности, вследствие чего все богатство макросоциальных отношений личности по существу игнорируется. Тем не менее символический интеракционизм острее многих других теоретических ориентации социальной психологии по­ставил вопрос о социальных детерминантах взаимодействия, о его роли для формирования личности. Слабость концепции в том, что она по существу не различает в общении двух таких сторон, как обмен информацией и организация совместной дея­тельности.

Взаимодействие как организация совместной деятельности

Конкретным содержанием различных форм совместной дея­тельности является определенное соотношение индивидуаль­ных «вкладов», которые делаются участниками. Так, одна из схем предлагает выделить три возможные формы, или модели: 1) когда каждый участник делает свою часть общей работы не­зависимо от других — «совместно-индивидуальная деятель­ность» (пример — некоторые производственные бригады, где у каждого члена свое задание); 2) когда общая задача выполняет­ся последовательно каждым участником — «совместно-после­довательная деятельность» (пример — конвейер); 3) когда име­ет место одновременное взаимодействие каждого участника со всеми остальными — «совместно-взаимодействующая деятель­ность» (пример — спортивные команды, научные коллективы или конструкторские бюро)

Общественные отношения «даны» во взаимодействии через ту реальную социальную деятельность, частью которой (или фор­мой организации которой) взаимодействие является. Меж­личностные отношения также «даны» во взаимодействии: они оп­ределяют как тип взаимодействия, который возникает при дан­ных конкретных условиях (будет ли это сотрудничество или соперничество), так и степень выраженности этого типа (бу­дет ли это более успешное или менее успешное сотрудничество).

Присущая системе межличностных отношений эмоциональ­ная основа, порождающая различные оценки, ориентации, установки партнеров, определенным образом «окрашивает» взаи­модействие. Но вместе с тем такая эмоциональная (положительная или отрицательная) окраска взаимодействия не может полно­стью определять факт его наличия или отсутствия: даже в усло­виях «плохих» межличностных отношений в группах, заданных определенной социальной деятельностью, взаимодействие обя­зательно существует. В какой мере оно определяется межлич­ностными отношениями и, наоборот, в какой мере оно «подчи­нено» выполняемой группой деятельности, зависит как от уров­ня развития данной группы, так и от той системы социальных отношений, в которой эта группа существует.

При анализе взаимодействия имеет значение и тот факт, как осознается каждым участником его вклад в общую деятельность: имен­но это осознание помогает ему корректировать свою стратегию. Только при этом условии может быть вскрыт психологический механизм взаимодействия, возникающий на основе взаимопо­нимания между его участниками. Очевидно, что от меры пони­мания партнерами друг друга зависит успешность стратегии и тактики совместных действий, чтобы был возможен их «обмен». Причем, если стратегия взаимодействия определена характе­ром тех общественных отношений, которые представлены вы­полняемой социальной деятельностью, то тактика взаимодей­ствия определяется непосредственным представлением о парт­нере.

Таким образом, для познания механизма взаимодействия необходимо выяснить, как намерения, мотивы, установки одно­го индивида «накладываются» на представление о партнере и как то и другое проявляется в принятии совместного решения.

5. Проблема общения в трудах В.Н. Мясищева.

Еще в начале XX века, будучи совсем молодым ученым, Мясищев под руководством своих учителей В.М. Бехтерева и А.Ф. Лазурского участвовал в организации и проведении первых экспериментальных работ по изучению общения в условиях коллективной деятельности.

С точки зрения Мясищева, личность по самой своей сути изначально выступает как образование «диалогическое», как продукт индивидуального опыта общения и взаимоотношений с другими людьми.

 По мнению Мясищева, отношения к разным сторонам действительности у человека не бывает одинаковым, не одинаковы они и к различным людям, и это обстоятельство не может не сказываться на характере практикуемых человеком способов обращения с людьми.

 В своем стремлении постичь направления и механизмы влияния общения на психику Мясищев не ограничился выяснением его роли в становлении характера человека и образующих его ядро отношений.

при возникновении отклонений во внутренней субъективной основе общения, каковой являются отношения у человека, появляется более или менее устойчивое состояние внутреннего направления, которое у разных людей, хотя и неодинаково, но тем не менее обязательно влияет на их восприятие и память, на мышление и внимание и на их аффективно-волевую сферу.

 Из этого, в свою очередь, напрашивается вывод о том, что скорректировать, оптимизировать эти процессы, как и в целом все личностные составляющие можно посредством организованного общения или терапевтического взаимодействия врача и больного.

 Рассматривая вопрос о психологической природе невротических расстройств, Мясищев указывал, что в основе невроза лежит переживание, «представляющее по своей природе социальный конфликт человека с окружающей его действительностью, конфликт, нарушающий его социальные связи, изолирующий его». При этом Мясищев определял конфликт как переживание личностью столкновения несовместимых между собой, но наиболее значимых для данной конкретной личности «отношений». Вместе с тем, Мясищев подчеркивал, что корни невротического конфликта надо искать не в самих переживаниях, а в условиях формирования отношений личности, то есть в индивидуальном опыте общения с наиболее значимыми людьми.

Психологический конфликт ведет к развитию длительного внутреннего эмоционального напряжения, связанного с противоречивым характером отношений личности к породившей этот конфликт ситуации, которая не обязательно присутствует актуально во времени, а чаще всего существует латентно и не осознается личностью, продолжая, однако, оказывать свое психотравмирующее действие. На уровне межличностного взаимодействия это, как правило, проявляется в известном феномене «порочного круга» общения, провоцирующего, с одной стороны, постоянные межличностные конфликты, а с другой – блокирующего возможности самостоятельной коррекции этих конфликтных отношений со стороны самих участвующих в общении субъектов.

 Психологический механизм данного «порочного круга» хорошо объясняется в контексте выдвинутого Мясищевым положения о трехкомпонентной структуре общения.

В. Н. Мясищев рассматривал трехкомпонентную структуру О.: как единство отражения (познание людьми друг друга), О. (эмоциональный отклик друг на друга) и обращения (поступки, поведение при контактах с др. человеком).

6. Общение как коммуникация, структура коммуникативного процесса.

Сам процесс коммуникации понимается как процесс обмена информации, т.е. во время совместной деятельности люди обмениваются между собой разными идеями, и интересами, настроениями, чувствами.

При всяком рассмотрении человеческой коммуникации с точки зрения теории информации фиксируется лишь формальная сторона дела: как информация передаётся, в то время как в условиях человеческого общения информация не только передаётся, но и формируется, уточняется, развивается.

При описании коммуникативной стороны общения надо выявить специфику в самом процессе обмена информации, где он имеет место в случае коммуникации между двумя людьми:

  1. Общение нельзя рассматривать лишь как отправление информации какой-то передающей системой или как приём ее другой системой, так как в отличие от простого «движение информации» между двумя устройствами имеется в виду отношение двух индивидов, каждый из которых является активным субъектом.  По этому в коммуникативном процессе происходит активный обмен информацией.
  2. Обмен информации сводится к тому, что посредством системы знаков партнёры могут повлиять друг на друга, следовательно, обмен информации предполагает воздействие на поведение партнёра, т.е. знак изменяет состояния участников коммуникативного процесса.
  3. Коммуникативное влияние как результат обмена информацией возможно лишь тогда, когда «все говорят на одном языке», так как всякий обмен информацией возможен лишь при условии, что знаки и, главное, закрепленные за ними значения известны всем участникам коммуникативного процесса.
  4. В условиях человеческой коммуникации могут возникать совершенно специфические коммуникативные барьеры.

-выработка сходной системы кодирования и декодирования

-сходные единицы значений (тезариус)

-сходное понимание ситуации

Модель коммуникативного процесса, по Лассуэллу, включает пять элементов.

Кто? (передает сообщение) — Коммуникатор

 Что? (передается) — Сообщение (текст)

Как? (осуществляется передача) — Канал

Кому? (направлено сообщение) — Аудитория

 С каким эффектом? — Эффективность

Коммуникатор – сообщение – канал – реципиент – обратная связь

7.Вербальные и невербальные компоненты коммуникации.

Вербальная.

Язык – это система знаков и символов. Речь – это процесс пользования языком. Таким образом, речь является реализацией языка, который обнаруживает себя только через речь. Человеческая речь возникает в ответ на необходимость вступить в общение с кем-либо или сообщить что-либо. Более точно речь можно определить как использование языка в коммуникативных целях.

Если основными структурными единицами языка считаются слова и предложения, то в речевом общении это – высказывания как единицы смысла. Конституирующей особенностью высказывания является его обращенность, адресность.

Речевая деятельность – это специализированное употребление речи в процессе взаимодействия между людьми, частный случай деятельности общения.

Речевая коммуникация – информативная и коммуникативная стороны речевой деятельности.

Речевое общение – процесс установления и поддержания целенаправленного, прямого или опосредованного контакта между людьми при помощи языка.

Речевой акт – элементарная единица речевого общения, произнесение говорящим высказывания в непосредственной ситуации общения со слушающим.

Речевое поведение – использование языка людьми в предлагаемых обстоятельствах, в многообразии реальных жизненных ситуаций; совокупность речевых поступков.

Помощь в анализе речевой коммуникации может оказать известная схема коммуникативного акта (рис. 3.1.), предложенная одним из создателей кибернетики К. Шенноном, а затем модифицированная известным лингвистом Р. Якобсоном (Якобсон, 1985). Структура коммуникативного взаимодействия развивается в соответствии с прохождением информации по коммуникативной цепи: адресант (отправитель) – кодирование сообщения – движение по каналам – расшифровка (декодирование) – адресат (получатель).

Речь приобретает определенный смысл и может быть понята только в структуре неречевого контекста. Контекст (или ситуация) – это обстоятельства, в которых происходит конкретное событие.

Код в речевой коммуникации – это тот язык или его разновидность (диалект, сленг, стиль), который используют участники данного коммуникативного акта.

Кодирование исходного сообщения означает перевод его в набор знаков, или сигналов, которые предположительно могут быть понятны другому партнеру. Выбор способа кодирования во многом зависит от личности адресанта.

Каналы передачи информации в основе своей представляют материальные носители для знаков, в которые воплотилось сообщение (в речевой коммуникации это – устная или письменная речь).

Для успешной расшифровки (декодирования) сообщения требуется, как минимум, владение получателя языком, сходным с языком отправителя сообщения.

Обратная связь – еще один структурный компонент любой коммуникативной ситуации. Реакция слушающих на высказывание говорящего по сути составляет цементирующий момент общения, ее отсутствие приводит к разрушению коммуникации (подробно эти вопросы будут рассматриваться в главе 5 «Слушать и слышать»).

При всех методических достоинствах рассмотренной модели в ней отсутствуют психологические и социальноролевые характеристики, существенным образом влияющие на процесс речевого общения.

К психологическим структурным компонентам акта речевой коммуникации следует в первую очередь отнести коммуникативное намерение, замысел и цель, то есть мотивационную составляющую, которая определяет, что, зачем и почему хочет сказать автор высказывания, а также понимание сообщения, то есть когнитивную составляющую.

Коммуникативное намерение (или коммуникативная интенция) – это желание вступить в общение с другим лицом. Так, намерение поужинать и намерение предложить кому-то поужинать вместе различаются отсутствием или наличием коммуникативной интенции.

Замысел сообщения – это информация в исходном виде, которую один партнер намерен передать другому, глубинный уровень порождения сообщения, на котором существует лишь смутный проект предстоящего высказывания.

В речевом общении обычно различают два вида целей, которые может преследовать говорящий, – ближайшая цель, то есть непосредственно выражаемая говорящим, и более отдаленная, долговременная. Основными разновидностями ближайшей цели общения являются:

  • интеллектуальная цель: получение информации, в том числе оценочной; выяснение позиций; поддержка мнения; развитие темы; разъяснение; критика;
  • цель, связанная с установлением характера отношений: развитие или прекращение коммуникации, поддержка или отвержение партнера; побуждение к действию.

За ближайшими целями часто стоит целевой подтекст, углубляющий и усложняющий общение. Например, человек, поддерживающий не очень для него интересный разговор, может преследовать долговременную цель установить хорошие отношения со своим собеседником. Просьба уточнить сказанное при обсуждении какого-либо вопроса в группе может своей ближайшей целью иметь действительное получение информации (с последующей поддержкой или критикой высказанного мнения), а отдаленной целью – намерение заявить о себе, утвердить свой статус. Обращение к ребенку: «Помоги маме приготовить обед» может выступать побуждением к действию в данной конкретной ситуации и одновременно – воспитательным воздействием, направленным на формирование готовности и умения взаимодействовать с другими людьми, способности уступать, соподчинять свои интересы с интересами других и т. д.

Хотя часто люди более или менее тщательно скрывают или маскируют свои отдаленные цели, их можно выявить по общему характеру разговора, по непроизвольным (вербальным или невербальным) проявлениям говорящего.

Понимание сообщения состоит в истолковании адресатом полученного сообщения. В случае значительного сходства образов мира у партнеров расшифрованная информация будет близка к той, которая составляла замысел сообщения, – послание будет правильно понято. Если же образы мира у партнеров сильно отличаются, понимание будет затруднено.

К социально-ролевым структурным компонентам речевой коммуникации следует отнести статусные и ситуативные роли участников общения, а также используемые ими стилевые приемы.

Невербальное общение.

Невербальные сообщения могут быть закодированы посредством:

  1. выразительных движений тела – так называемое экспрессивное поведение личности (мимика, жесты, позы и т. д.);
  2. звукового оформления речи (высота, громкость, скорость, ритмичность и т. д.);
  3. определенным образом организованной микросреды, окружающей человека (то есть того пространства, которое индивид может контролировать или изменять: от обстановки квартиры до расстояния, на котором он предпочитает говорить с собеседником);
  4. использования материальных предметов, имеющих символическое значение (например, букет к дню рождения; опущенная штора на окне как условный знак, что заходить опасно).

Невербальная коммуникация представляет собой обмен невербальными сообщениями между людьми, а также их интерпретацию.

Первая выделенная особенность невербальных сообщений – их ситуативность: тон голоса указывает на нынешнее состояние говорящего и его отношение к предмету разговора и слушателям, но не может сообщить о его переживаниях на прошлой неделе; люди по-разному будут стучать в дверь в зависимости от их эмоционального состояния и от того, в чью дверь они стучат. Разнообразные экспрессивные движения (жесты, взгляды, мимика, характеристики голоса и т. д.), дополняющие и противоречащие друг другу, сопряжены с изменяющимися психическими состояниями человека, его отношением к партнеру и ситуации взаимодействия.

Вторая особенность невербальных сообщений – их синтетичность. Экспрессивное поведение трудно разложить на отдельные единицы.

Непроизвольность, спонтанность многих невербальных действий – еще одна их особенность. Даже если люди пытаются скрыть свои намерения или эмоции, замаскировать свои подлинные переживания, у большинства они непременно заявят о себе через ускользающие из-под контроля «экспрессивные привычки».

Наконец, если говорить детей учат специально (причем семья и общество уделяют этому достаточно много времени и сил), то большинство невербальных знаков люди более или менее успешно усваивают сами – путем наблюдения, копирования, подражания.

Функции невербальных сообщений

Во-первых, это информация о личности коммуникатора. Она включает сведения о:

  1. темпераменте человека;
  2. его эмоциональном состоянии в данной ситуации;
  3. его «Я»-образе и самооценке;
  4. его личностных свойствах и качествах;
  5. его коммуникативной компетентности (то, как он вступает в межличностный контакт, поддерживает его и выходит из него);
  6. его социальном статусе;
  7. его принадлежности к определенной группе или субкультуре.

Во-вторых, это информация об отношении участников коммуникации друг к другу. Она включает сведения о:

  1. желаемом уровне общения (социальная и эмоциональная близость или отдаленность);
  2. характере, или типе, отношений (доминирование–зависимость, расположение–нерасположение);
  3. динамике взаимоотношений (стремление поддерживать общение, прекратить его, «выяснить отношения» и т. д.).

В-третьих, это информация об отношении участников коммуникации к самой ситуации, позволяющая им регулировать взаимодействие. Она включает сведения о включенности в данную ситуацию (комфортность, спокойствие, интерес) или стремлении выйти из нее (нервозность, нетерпение и т. д.).

8. Обратная связь в общении. Характеристика видов обратной связи.

Виды обратной связи: вербальная, невербальная; намеренная, ненамеренная; осознанная, неосознанная; оценочная, безоценочная; прямая, косвенная.

Обратная связь – это вербальные и невербальные сообщения, которые человек намеренно или ненамеренно посылает в ответ на сообщения другого.

Все, что мы делаем или не делаем в отношении других или во взаимодействии с ними, можно рассматривать как обратную связь. Скажем, юноша написал девушке несколько десятков писем и ни на одно не получил ответа – обратной связью в этом случае служит отсутствие действия.

Оценочная обратная связь – сообщение своего мнения, своего отношения к тому, о чем идет речь.

Оценки могут быть положительными («здорово это у тебя получается») или отрицательными («ну что за чушь ты несешь»). Позитивная оценочная обратная связь выполняет функцию поддержки «Я-концепции» нашего партнера и сложившихся с ним межличностных отношений.

Негативная оценочная обратная связь выполняет корректирующую функцию, направленную на устранение нежелательного поведения, изменение или модификацию наших отношений.

Структура оценочной обратной связи предполагает использование оборотов, которые указывают на то, что речь идет о собственном мнении человека: «мне кажется», «я думаю», «на мой взгляд». Если такие обороты отсутствуют, а оценка высказана вполне определенно и открыто, то высказывание приобретает статичный характер, часто воспринимается как грубость или хамство и вызывает у собеседника психологическую защиту.

Безоценочная обратная связь – вид обратной связи, который не содержит нашего отношения к обсуждаемому вопросу. Мы используем ее, когда хотим больше узнать о чувствах человека или помочь ему сформулировать мысли по конкретному поводу, при этом прямо не вмешиваясь в действия собеседника.

Эти цели достигаются посредством таких приемов, как уточнение, перефразирование, прояснение, отражение чувств (или эмпатия).

Нерефлексивное слушание состоит в умении внимательно молчать, не вмешиваясь в речь собеседника своими замечаниями.

Пассивное внешне поведение в действительности требует большого напряжения, физического и психологического внимания. Как правило, нерефлексивное слушание полезно тогда, когда собеседник хочет обсудить наболевшие вопросы, проявляет такие глубокие чувства, как гнев или горе, или просто говорит о том, что требует минимального ответа. По форме нерефлексивное слушание представляет собой использование кратких реплик типа «Да?», «Продолжайте, продолжайте. Это интересно», «Понимаю», «Приятно это слышать», «Можно ли поподробнее?» и т. п., или невербальных жестов поддержки (например, утвердительный наклон головы).

Рефлексивное (или активное) слушаниеэто обратная связь с говорящим, используемая для контроля точности восприятия услышанного. В отличие от нерефлексивного слушания здесь слушающий более активно использует словесную форму для подтверждения понимания сообщения.

Выяснение – это безоценочная техника, при использовании которой мы просим людей о дополнительной информации, руководствуясь либо деловыми интересами, либо целью «разговорить» человека или продемонстрировать готовность и желание выслушать его.

Перефразирование состоит в передаче говорящему его же сообщения, но словами слушающего. Его целью является проверка точности услышанного.

Резюмирование – это подытоживание основных идей и чувств говорящего. Резюмирующие высказывания помогают соединить фрагменты разговора в смысловое единство. Типичными фразами могут быть следующие: «Вашими основными идеями, как я понял, являются...», «Если подытожить сказанное вами, то...» и т. п.

Эмпатпическое слушание – особый вид поведения слушающего. Как определенная процедура, эмпатическое слушание предполагает понимание чувств, переживаемых другим человеком, и ответное выражение своего понимания этих чувств. Для этого применяются все рассмотренные выше приемы рефлексивного слушания – уточнение, перефразирование, резюмирование. Цель эмпатического слушания – уловить эмоциональную окраску этих идей и их значение для другого человека, понять, что означает высказанное сообщение и какие чувства при этом испытывает собеседник.

Эмпатическое высказывание опирается на безоценочную обратную связь. При этом важно вводить фразы, допускающие коррекцию сказанного (например, «Если я не ошибаюсь», «Возможно», «Вероятно», «Это так?» и т. п.).

9. Психология общения в концепции А.А. Леонтьева.

А. А. Леонтьев в 1970-х гг. разработал теоретическую концепцию общения как развитие его теории речевой деятельности. Понятие общения выступает для него как системообразующее понятие, одна из ключевых категорий не только современной психологии, но и других наук о человеке. Оно обозначает «систему целенаправленных и мотивированных процессов, обеспечивающих взаимодействие людей в коллективной деятельности, реализующих общественные и личностные, психологические отношения и использующих специфические средства, прежде всего язык».

А. А. Леонтьев критикует западные подходы, сводящие общение к технической стороне и уходящие от постановки общих вопросов о природе этого явления.

Большое внимание в концепции А. А. Леонтьева уделено соотношению категорий общения и деятельности. Многие положения формулировались им в дискуссиях с подходом Б. Ф. Ломова, рассматривавшего общение и деятельность как два независимых друг от друга процесса. Важно подчеркнуть, что его понимание общения как деятельности противостоит не идеям о специфике общения как особого процесса, не сводимого к деятельности (Г. С. Батищев, Б. Ф. Ломов и др.), а распространенным моделям взаимодействия между людьми как чисто интериндивидуального процесса обмена информацией (что является лишь одним из частных аспектов общения). Опираясь на деятельностный подход в психологии (А. Н. Леонтьев, Д. Б. Эльконин, В. В. Давыдов и др.), он обращает внимание, что деятельность в этом подходе с самого начала рассматривалась как вплетенная и включенная в опосредующие ее межличностные отношения; этот аспект, однако, не получил в деятельностном подходе детальной разработки.

Одновременно он рассматривает общение в более широком контексте, не сводящемся к межличностному взаимодействию изолированных индивидов, а вытекающему из социальной природы человека. «Общение есть не только и не столько взаимоотношение людей в обществе, сколько (прежде всего!) взаимодействие людей как членов общества». По мнению А. А. Леонтьева, трудности в понимании общения как деятельности существуют лишь при том условии, что под субъектом общения понимается только отдельный индивид.

Общение — независимо от того, будем ли мы в конкретно-психологическом анализе считать его деятельностью или не будем, — есть способ, условие и одновременно процесс актуализации общественных отношений и так же, как деятельность, имеет конкретно-социальную обусловленность. Общение исторически развивается… как следствие и продукт исторического развития общества, хотя на определенном этапе этого развития оно приобретает относительную самостоятельность — психологическую (то есть становится самостоятельной деятельностью), семиотическую (обретает собственные средства) и социальную».

По мнению А. А. Леонтьева, за вопросом, является ли общение деятельностью, может стоять двоякая постановка проблемы: «а) является ли общение качественно особым видом социальной деятельности наряду с производственной, духовной, эстетической и т. п.; б) может ли общение выступать в роли самостоятельной молярной единицы деятельности»

В первом смысле общение является одним из видов деятельности. «Это не означает, что общение во всех случаях выступает как самостоятельная деятельность…; важно, что оно может быть таковой, хотя может выступать и как компонент, составная часть (и одновременно условие) другой, некоммуникативной деятельности. И, если понимать общение как деятельность, … аксиомой являются, во-первых, его интенциональность (наличие специфической цели, самостоятельной или подчиненной другим целям; наличие специфического мотива); во-вторых, его результативность — мера совпадения достигнутого результата с намеченной целью; в-третьих, нормативность, выражающаяся, прежде всего, в факте обязательного социального контроля за протеканием и результатами акта общения» Может ли общение выступать как деятельность? Безусловно, может. Может ли оно выступать не как деятельность, входить в иную деятельность в статусе ее структурированных компонентов? Да, несомненно, и в этом оно не отличается от других видов деятельности. Есть ли действительные основания для отрицания у общения деятельностной природы? Если они и есть, то в работах критиков идеи общения как деятельности мы их не находим»

10.Приемы ненасильственной коммуникации в подходе М. Розенберга.

Эмпатическое слушание – более интимный вид общения, чем активное слушание; оно противоположно критическому восприятию (кстати, поэтому очень трудно письменно воспроизвести эмпатические высказывания).

В структуре эмпатического высказывания исключены речевые обороты, в которых содержатся оценка, требование, совет, снижение значимости проблемы или желание управлять поведением собеседника – например, следующие:

Психотерапевт М. Розенберг предлагал включать в структуру эмпатического высказывания следующие блоки:

Что другой человек:

  1. наблюдает: «Когда ты видишь (слышишь)...»;
  2. чувствует: «Ты, наверное, чувствуешь...?»;
  3. в чем нуждается: «Потому что для тебя важно...?»;
  4. хочет сейчас попросить: «И ты хотел бы, чтобы....?.

Американский психолог Маршал Розенберг, разрабатывающий принципы “ненасильственной коммуникации”, считает, что существуют три основные формы общения, которые препятствуют состраданию, провоцируя при этом непонимание и вынужденную защиту.

  1. Слова, воспринимаемые как требование. Для каждого из нас дорога автономия - возможность самостоятельно выбрать себе цели и действовать в соответствии с выбором. Требование угрожает этой возможности. Когда мы слышим требование, то часто видим перед собой два пути: подчинение или борьбу. Когда же нас просят, мы чувствуем себя свободными и охотно откликаемся на просьбу, если ожидаемые от нас действия не противоречат нашим ценностям. Если же действия не созвучны нашим целям и ценностям, мы просто говорим о невозможности откликнуться на просьбу.
  2. Слова, которые воспринимаются как диагноз, осуждение. Когда мы говорим людям, что считаем их грубыми, эгоистичными или невнимательными к окружающим, то они, как правило, начинают плохо думать или о себе, или о нас. Если они изменили поведение, которое мы осудили, то сделали это, скорее испытывая стыд, страх или вину, чем из желания действовать в согласии с нами.
  3. Слова, не оставляющие выбора. Возможность самостоятельно осуществлять выбор прибавляет нам силы. Особенно необходима для человека возможность выбирать свою цель, свой путь к мечте.

11. Общепсихологический и социально-психологический подходы к изучению общения.

Общепсихологический подход.

Общение – базовая категория психологии.

  1. личностный аспект. (как общение влияет на появление и развитие личностных качеств, и как влияют уже сложившиеся качества на процесс общения: потребности, мотивы, установки и т.д.)
  2. познавательный аспект (общение включенное в процесс познания и осуществляющее его)
    - Как психические процессы влияют на общение и как общение влияет на психические процессы. ( внимание, ощущение, восприятие, эмоции, чувства).
    - Бехтерев. Метод сравнительного анализа психических процессов совместной и индивидуальной деятельности. Совместная деятельность более эффективна для слабых учащихся, чем для сильных.
    - Фасилитация (усиливание). Ингибиция (деструктивное влияние на личность)
  3. эмоциональный аспект. Язык эмоция и общение с помощью него (мимика, неверабльные проявления)
  4. деятельностный аспект. Общение (сторона деятельности, условие деятельности, параллельные процессы, вид деятельности) < – >деятельность.

Социально-психологический подход.

  1. исследование общения в совместной деятельности. (Петровский А.В., Кричевский Р.Л., Донцов А.И., Кондратьев М.Ю.) общение как условие деятельности. Как цели совместной деятельности влияют на качество общения.
  2. общение и личности. Интерсубъективный подход. Общение как коммуникативное пространство.
    - А.Хараш. личность находится в непрерывном коммуникативном состоянии. Это природа личности, она диалогична.
    - Общение, личность и совместная деятельность взаимосвязаны (в психологии).
  3. Изучение общения как коммуникативного воздействия.
  4. Психология невербально поведения. (неверабльное общение, невербально поведение, невербальная коммункиация)
    - Средства невербального общения. Факторы повышающие и понижающие невербальное общение. Алан Пиз, Пол Экман, Лагунская В.А.

Современные направления в исследовании общения.

  1. исследование новых аспектов в старых проблемах. Особенности интернет общения.
  2. исследование отдельных феноменов общения. (доверие, толерантность, эмпатия, манипуляции, конфликты и др.)
  3. исследованик коммуникативного воздействия. В рамках социального-психологического тренинга. Тренинг продаж, управленческие (повышение компетенции)

12. Основные характеристики взаимодействия людей. Виды и типы взаимодействия.

Взаимодействие – непосредственная или опосредованная связь объектов, которая обуслвавливает их состояние, структуру и развитие. Взаимодействие – базовая категория в социальной психологии, т.к. она зарождает все социально-психологические феномены (единицы анализа). Взаимодействие – это непосредственная или опосредованная связь между социальными субъектами, которая определяет их поведение, деятельност ьи развитие. Взаимодействие – взимозависимый обмен действиями.

-синоним обзения или социального поведения.

Взаимодействие:

  1. Межличностное. Инструментальная сторона (организация). Прдеметность. (опосредованная содержанием). Эксплицированность. (доступность внешнему наблюдению). Ситуативность. Рефлексивная многозначность (варианты интерпретаций).
  2. Межгрупповое. Воздействие множественных субъектов друг на друга. Структура статусных отношний, групповые нормы поведения, групповые цели и ценности, уровни развития.

2 типа взаимодействия:кооперация и конфронтация. Кооперация (согласие, приспособление). Взаимное соглашение о целях, его соблюдении, пока совпадают интересы. Объединение усилий для достижения совместной цели. Одновременное распределение функций, ролей и обязанностей,  стимулирование атаркция.

Конкуренция – конфликт оппозиций. Противоборство. Сильная вовлеченность в борьбу. Активизация субъектов действия.

Стратегии взаимодействия: сотрудничество, компромисс, приспособление, уход, избегание, соперничество.

3 шага сотрудничества:

1. выявление интересов сторон

2вырабтка общей цели

3выбор максимально адекватных средств и способов достижения цели

Сотрудничество – максимализация выигрыша. Компромисс – минимазация проигрыша.

Продуктивные и непродуктивные стили взаимодействия.

Продуктивный: плодотворный способ контакта с точки зрения результата и эмоциональой удовлетворенности самого процесса. Рядом с партнером (характер активности). Совместные близкие и дальние цели. Разделение ответственности. Доброжелание и доверие (отношения). Идентификация.

Непродуктивный: над партнером. Лидер формирует близкие цели, принятие лидером ответственности, агрессия, обида, раздражение, обособление.

Неплодотворный способ контактов, блокирующий реализацию личных потенциалов, достижению оптимальных результатов в совместной дятельности.

Взаимодействие включает три основных процесса: воздействие, влияние, совместная деятельность.

13.Деструктивное общение: корыстные формы (обман, ложь, эгоизм и пр.) и агрессивно-конфликтное взаимодействие.

К деструктивному общению следует отнести те формы и особенности контактов, которые пагубно сказываются на личности партнера и осложняют взаимоотношения. Любая форма деструктивного общения затрагивает обе стороны, нередко вовлекая в это деструктивное взаимодействие массу других людей, заражая их негативными эмоциями, выбивая из привычного жизненного ритма.

Ложь, лицемерие, обман являются формами деструктивного взаимодействия.

В. В. Знаков считает, что следует разделять понятия «ложь», «обман», «неправда». Обман – категория более широкая, чем неправда и ложь. Неправда, по мнению исследователя, может выступать как вербальный эквивалент заблуждения, как иносказание и, наконец, как вранье, которое не следует отождествлять с ложью по следующим причинам

Вранье – коммуникативный феномен, используемый для установления хороших отношений с партнером;в нем отсутствует намерение обмануть слушателя;вранье не имеет целью получение выгоды или унижение собеседника, то есть относительно бескорыстно;вранье приносит удовольствие и наслаждение от самого процесса придумывания и передачи небылиц (известна склонность к такому «творчеству» заядлых охотников и рыболовов);вранье может выполнять защитную функцию, избавляя от тревоги и дискомфорта, и функцию самовозвышения.

Обман в отличие от лжи есть сознательное стремление создать у партнера ложное представление о предмете обсуждения, при том что прямых искажений истины не допускается. Сообщаемая полуправда приводит к тому, что обманутый становится невольным соучастником обмана. Поэтому обман предполагает такое взаимодействие, в основе которого лежит стремление утаить правду, чаще всего из корыстных побуждений.

Ложь есть не что иное, как умышленное введение в заблуждение других людей, искажение истины.

Таким образом, можно сделать вывод, что обман есть форма замаскированного манипулирования.

исследования П. Экмана показали, что о лжи и обмане могут свидетельствовать долго не меняющееся или несвоевременное выражение лица. Особенно важную информацию об искренности или неискренности человека дает его улыбка. Главным отличием фальшивой улыбки от искренней является несвоевременность, асимметричность. Несмотря на явность этих признаков, полученных в экспериментах и зафиксированных на видеопленке, люди плохо различают искреннюю и фальшивую улыбку и потому могут сильно заблуждаться относительно истинных намерений и переживаемых чувств партнера по общению.

Агрессивность как черта личности неизбежно придает общению и взаимодействию деструктивный оттенок. Она может принимать самые разнообразные формы: мстительность, враждебность, попреки и угрозы, обиды и самонаказание, крики и ссоры, тихое ворчание, неотступная критика (у других – самобичевание) и т. д. Часто за этим стоит неосознанное стремление «достать» собеседника, партнера.

Агрессивно-конфликтное взаимодействие держит партнера в напряжении и активизирует у него разнообразные способы психологической защиты. Агрессия имеет разные проявления: хамство, садомазохизм, зависть, злорадство и т. п.

Агрессивное поведение определяется как поведение, нацеленное на то, чтобы причинить боль или вред другому человеку. Это нападение по собственной инициативе с целью причинить физический, материальный или моральный ущерб (посредством грубых, насмешливых, язвительных слов и поступков).

Обида также является формой деструктивного и агрессивного по своей психологической природе воздействия. Она соединяет подчеркнутую жалость к себе с не всегда осознаваемыми мстительными побуждениями. В обиде может присутствовать сильный элемент садомазохизма, раздувающий обиду до грандиозных масштабов. Весьма часто такой неадекватный способ реагирования на мнимое ущемление интересов и потребностей человека является выражением сильной эгоцентрической и инфантильной природы «страдальца».

Деструктивность агрессивного поведения подчеркивали многие психологи. Э. Аронсон выделил как основные черты агрессивной личности напористость и деструктивность.

Агрессивное поведение имеет свое экспрессивное оформление. В арсенале выразительного поведения агрессивных людей – жесты угрозы, презрения, враждебности и вызывающего упрямства

В общении и взаимодействии могут проявляться разные виды агрессии, такие как инструментальная и преднамеренная агрессия.

Инструментальная (операциональная) агрессия – это применение агрессивного средства воздействия в достижении позитивных целей, которое сопровождается отрицательным эффектом (вырвать зуб без наркоза; снести дом бульдозером на глазах жильцов и т. д.). Приносимый вред, ущерб – это побочный результат. Такого рода агрессивность легко моделировать в экспериментальных исследованиях.

Преднамеренная (интенциональная) агрессия – стремление нанести вред с осознанием последствий. Ее отличает получение удовольствия от достижения цели. Такая агрессия основана на сложной мотивации (например, одобрение референтной группы, мотивирующее грубость, хулиганство).

Существует две полярных точки зрения на проблему источников агрессивности.

1. Агрессия есть нечто врожденное, биологически обусловленное, существует в форме влечения, инстинкта. Следовательно, агрессивность как форма проявления активности изначально присуща организму и передается по наследству. Человеку даны от рождения как мотивация, так и форма реакций.

Основные теории, поддерживающие эту точку зрения:

а) фрейдизм и теория катарсиса. По 3. Фрейду, агрессия – иррациональная враждебность, присущая природе человека. Однако, как выяснили ученые, наследуется не свойство, а предрасположенность реагировать определенным образом;

б) такое научное направление, как «социальная этология»; его представители утверждают, что агрессия – не что иное как атавизм, унаследованный от животных инстинкт;

в) нейрофизиологическая концепция.

2. Агрессия – результат научения, воспитания, единственный ее источник – внешние условия.

Теории, поддерживающие эту точку зрения:

а) агрессия есть реакция на фрустрацию (Э. Аронсон и др.).

б) необихевиористы (Дж. Миллер, Дж. Доллард) связывают агрессию с поведением, реакциями на ситуацию;

в) теория социального научения (А. Бандура).

Специфической формой деструктивного общения является криминогенное общение, которое распространено не только среди осужденных, но и в той «питательной» среде, из которой вербуются криминальные элементы.

Криминогенное общение характеризуется повышенной стрессогенностью и конфликтностью. Общение здесь часто выполняет особые функции – такие как обмен преступным опытом, создание предпосылок, приготовление и маскировка преступлений, умышленное их совершение. Оно также используется для снятия эмоционального напряжения путем интер- и аутоагрессии.

Основные признаки криминогенного общения следующие:

  • антиобщественная направленность;
  • психологическая стрессогенность и конфликтность; в результате общения не только не возникает релаксация и успокоение, но, наоборот, человек испытывает еще больший стресс;
  • иррациональность конфликтов, возникающих на пустой почве и по ничтожному поводу;
  • жестко заданный ролевой характер, условность и необычная конспиративность, специфика средств связи и сферы действий;
  • специфика причин возникновения контактов и своеобразие механизма психического воздействия.

Коммуникативное воздействие носит умышленный характер, превращаясь в интенсивное психическое и психологическое информационное насилие в целях совершения преступления без физических действий.

Примером общения, приближающегося к криминогенному типу, могут служить разнообразные формы «дедовщины» в армии.

14. Проблема общения в трудах Б. Г. Ананьева.

В своих трудах, выполненных на стыке философии и психологии, он последовательно проводит мысль о том, что в своем повседневном бытие человек связан бесконечным числом отношений не только с предметным миром, но и с людьми. Эти отношения устанавливаются и развиваются в деятельности – познании, общении, труде, игре, учении и других ее видах.

Особой и главной характеристикой общения как специфического вида деятельности, по мнению Ананьева, является то, что через него человек строит свои отношения с другими людьми.

Ананьев одним из первых указал на многоуровневую иерархическую и многомерную организацию этого явления, требуя в соответствии с этим выделить в общении макро-, мезо- и микроуровни: общество, в котором общающиеся люди живут, различные типы коллективов, членами которых они выступают, то ближайшее окружение, с которым они чаще всего вступают в контакт, а также формирующиеся и реализующиеся в общении индивидуальные характеристики взаимодействующих людей как субъектов этой деятельности.

Характеризуя основные составляющие общения, Ананьев помимо речевых и неречевых, невербальных средств общения, выделяет в нем внутреннюю сторону – познание участниками общения друг друга.

При анализе условий общения, от которых зависит поведение человека в общении, Ананьев много внимания уделяет конкретным составляющим и детерминантам этого процесса: это прежде всего уровень социальной зрелости групп и коллективов, в которых реализуется общение, особенности стиля руководства, а также индивидуальные характеристики людей, вступающих в общение, и их так называемая идейная совместимость. Кроме того, Ананьев убедительно доказал, что степень включенности человека в общественные отношения, интенсивность и характер реализующихся в общении его социальных связей являются ведущими факторами, определяющими творческий диапазон и в первую очередь творческое долголетие личности.

15. Коммуникативные барьеры как фактор затрудненного общения. Классификации коммуникативных барьеров

Нарушение межличностного общения – двустороннее осложнение общения и отношений, психологическая сторона которого обусловлена такими личностными свойствами общающихся, как эгоизм, подозрительность, авторитарность, неискренность и пр.

Нарушения межличностного неформального общения представляют собой наиболее тяжелые по своим психологическим последствиям межличностные осложнения в сфере общения. Они трудно устранимы, требуют вмешательства психотерапевта или психолога, корректируются через осознание и изменение системы отношений. Чаще всего они являются следствием разрушающихся межличностных отношений в данной паре и не распространяются на другие контакты.

По вопросу коммуникативных барьеров наиболее полная работа последних лет принадлежит Е. В. Залюбовской (Залюбовская, 1984). Этим автором предложено следующее определение: коммуникативный барьер – это абсолютное или относительное препятствие эффективному общению, субъективно переживаемое или реально присутствующее в ситуациях общения, причинами которого являются мотивационно-операциональные, индивидуально-психологические, социально-психологические особенности общающихся.

Е. В. Залюбовская выделяет также феномен «индуцированного барьера», т. е. вторичных неосознанных проблем в общении, которые возникают при взаимодействии с людьми напряженными, скованными.

Коммуникативные барьеры появляются под влиянием внешних факторов со стороны объекта или ситуации взаимодействия. Общение может идти «на разных языках» из-за различия культурно обусловленных норм общения, при взаимодействии представителей разных культур, наций (особенно когда имеются стойкие предубеждения, установки и стереотипы) или же вследствие большой разницы в возрасте, когда каждый собеседник является носителем культуры, ценностей, идеалов, норм своего поколения. Могут влиять и такие факторы, как отсутствие обратной связи в контакте, ошибки в понимании смысла, непринятие во внимание подтекста и т. п.

Б. Д. Парыгин (Парыгин, 1978) предлагает различать два вида социально-психологических барьеров (термин автора): 1) внутренние барьеры личности, связанные с такими образованиями, как нормы, установки, ценности, а также с такими личностными особенностями, как ригидность, конформность, слабоволие и т. д.; 2) барьеры, причина которых – вне личности: непонимание со стороны другого человека, дефицит информации и т. д.

Можно говорить о собственно коммуникативных барьерах, препятствующих взаимодействию и успешному общению (на стадии осуществления контакта это прежде всего недостаточное владение социальными техниками ведения беседы, навыками и умениями), и о психологических барьерах, в первую очередь препятствующих взаимопониманию и затем уже осложняющих взаимодействие. К последним следует отнести предубеждения, предрассудки, социальные стереотипы.

Физический барьер (среды и пространства, физическое состояние), личностный (агрессивность, враждебность, конфликтность), социально-психологический (организационно-психологический (нарушение циркуляции информации), социально-когнитивный (стереотипы, установки, предубеждения), психосоциальный (менталитет, национальный характер). Речевые и языковые барьеры (фонетический, стилистический, логический, семантический)

16. Общая характеристика основных знаковых систем невербальной коммуникации.

1. Акустическая.

А) экстралингвистика - внеречевая система (паузы, кашель, смех, плачь, вздох)

Б) просодика (темп, тембр, высота голоса, громкость)

2. 0птическая

-) Кинесика (совокупность телодвижений)

А) выразительные движения (мимика, позы, жесты, походка, контакт глазами)

Б) Физиогномика – распознание природных задатков по физическим свойствам (строение лица и черепа, строение тела)

3.Тактильно-кинестезическая.

-) такесика - невербальное общение людей с помощью прикосновениий (рукопожатие, похлопывание, поцелуй, поглаживание)

4.Ольфакторная

-) Запахи (Запах тела, запах косметики)

17. Феномен понимания в межличностном общении.
18. Механизмы взаимопонимания (идентификация, эмпатия, рефлексия).

28. Взаимопонимание в процессе общения: определение, факторы, исследования

Взаимопонимание – процесс коммуникации. Факторы повышающие взаимопонимание:

Установка на В (мотивация, обратная связь, выработка единой системы кодирования и декодирвоания информации, умене виделить существенный признак и адекватно отразить в речи, общий опыт (сходство ассоциаций), взаимная одстройка друг под друга, позитивные эмоци.

Факторы ухудшающие процесс: отсутствие помогающих факторов, ограниченность средств общения (отсутствие невербальной коммуникации), внешнее воздйстие, усталость и утомление, противоположный опыт (длительный опыт и стереотипы), монотонность и однообразие.

Алгоритм взаимпонимая:

Взаимопонимание с клиентом (сходство понимания целей совместной деятельности), качество отношений, доверие, искренность.

Сбор информации о том что для каждого является взаимопониманием. О том с кем он хочет наладить его.

Обучаем клиента (давать обратную связь, получать ее)

Основная функция взаимопонимания – формирование общего смыслового поля участников взаимодействия, позволяющего объединить интересы сторон, выработать сходное видение задач в данной конкретной ситуации.

Координация – поиск таких средств общения, которые в наилучшей степени соответствуют намерениям и возможностям партнеров. Результатом координации является совместимость в действиях, согласованность в операциях.

Согласование – механизм взаимодействия, касающийся в основном мотивационно-потребностной стороны общения. Его результатом является относительное согласие в целях, смыслах, намерениях, что задает основной тон межличностным отношениям, определяет их эмоциональную окраску.

Взятые в совокупности взаимопонимание, координация и согласование составляют процесс, в ходе которого партнеры обретают свой предмет общения, на основе которого и строят отношения. Главное здесь то, что каждый из них вкладывает силы в совместный поиск, и эта совместная активность порождает новое содержание.

Рациональное понимание – это накопление, систематизация вербализованных знаний о других людях и оперирование ими с целью достичь максимального соответствия суждений, оценок, представлений о человеке его объективно существующим чертам, свойствам, мотивам.

Два других механизма понимания – принятие и эмпатия – функционируют на неосознанном уровне и обеспечивают фундамент логического анализа и понимания. Принятие другого человека выражается в наличии или отсутствии неосознанных психологических барьеров и опасений по отношению к нему.

Путь логического, рационального познания может быть представлен как интерпретация.

В функциональном смысле интерпретация призвана ликвидировать смысловую неопределенность ситуации и выявить скрытый смысл происходящего. На этом этапе познания личности, ситуации, социального объекта выдвигаются и проверяются гипотезы, догадки, версии происходящего, выявляется новый смысл благодаря сопоставлению и анализу привлекаемых данных, выявляются противоречия.

Весь интерпретационный процесс успешен при включении рефлексии, которая должна увязать производимые оценки и мнения в единый конструкт с Я-концепцией человека, его ценностями, жизненной позицией. Она отражает общую направленность личности – либо эгоцентрическую (превалирует собственная точка отсчета и личные ценности), либо альтруистическую (преобладают общечеловеческие ценности, учитываются интересы и потребности других). Процесс интерпретации развертывается в следующих вербализованных формах:

  • Суждение – существенным дополнением к основной его функции является интеграция всех компонентов анализа в едином времени и пространстве;
  • Рассуждение – для него важна протяженность, последовательность времени привлечения аргументов, оснований для оценки;
  • Диалог – как с самим собой, так и с воображаемым партнером;
  • Наррация (пересказ, рассказ, повествование) – характеризуется своеобразным удвоением времени, т. к. пересказ и оценка не совпадают по времени с оцениваемым явлением, следуют за ним.

Каузальная атрибуция – это феномен, который позволяет приблизиться к пониманию механизмов взаимопонимания, понять, каким образом люди интерпретируют поведение другого человека, если не обладают о нем достаточной информацией.

Атрибуция социальна по своему происхождению (возникает во взаимодействии) и направленности. Основой ее является категоризация, т. к. причины поведения часто выводятся из факта принадлежности человека к определенной группе – профессиональной, половой, этнической и т. д. Например, В. Ф. Петренко в своих исследованиях обнаружил, что мужчины приписывают красивым женщинам благовидные, альтруистические поступки

В изучении атрибуции сформировалось два направления. Первое направление – это интерпретация поведения отдельного индивида. Люди склонны в поисках объяснения поступков других исходить из того, что поведение определяется чертами личности прежде всего.

Фундаментальная ошибка атрибуции (название явления принадлежит Л. Россу) заключается в том, что переоценивается значение личностных черт и недооценивается роль ситуации.

В экспериментах 1984-85 гг. участники сначала знакомились с предложениями, описывавшими поведение определенных людей, а затем по памяти должны были воспроизвести их на листе бумаги. В качестве подсказок им были предложены слова, означавшие либо черты личности, либо характеристики ситуации; в других вариантах такие подсказки вообще отсутствовали. Как оказалось, больше всего предложений вспомнили те, у кого в руках был список черт личности

Второе направление – это интерпретация поведения человека, основанная на знании его групповой принадлежности. Одна из первых концепций – «эгоцентрическое приписывание» – принадлежит Г. Келли. Эгоцентричность выражается в том, что успех приписывается себе, а неудачи приписываются другим людям. Если позитивные события приписываются своей группе, а негативные чужой, то это свидетельствует об этноцентристской позиции оценивающего человека.

Европейские психологи связали проблему каузальной атрибуции с теорией социальной идентичности. Были получены любопытные подтверждения на основе лингвистического материала.

Так, например, по материалам итальянских психологов позитивное поведение члена своей группы описывается как альтруистическое; представитель чужой группы описывается как помогающий другому человеку (в обыденном сознании эта категория как бы наделена меньшей нравственной значимостью) (по: Стефаненко, 1999 (1)).

Очень важен вопрос о связи черт лица с личностными свойствами человека. На современном уровне развития науки повышается интерес к исследованиям в области физиогномики. Он подкрепляется, в частности, новыми данными восточной медицины, которая объясняет неслучайность возникновения и расположения морщин, бородавок на коже лица и тела.

Интересные исследования по физиогномике в последние годы появились в ряде стран. Многие ученые, работавшие над воссозданием физического облика человека по его останкам, черепу и лицевым костям, выявили связи между чертами лица и другими характеристиками человека. Так, обнаружена связь между размером подбородка и физической силой человека. В психологии XX века накоплен большой материал о связи особенностей физического облика человека и чертами его личности и поведения.

В 1921 г. появилась книга Э. Кречмера «Строение тела и характер», где была обоснована связь между строением тела, типом личности и психическими отклонениями. Кречмер выделил по строению тела пикников (средний рост, мягкие черты лица, плотная конституция, округлая голова на массивной шее, живот с хорошо развитой жировой прокладкой), атплетиков (квадратное лицо, широкие плечи, мускулистое тело) и астеников (уменьшенные поперечные размеры при нормальном росте, худое и тонкое тело, длинная шея, вытянутое треугольное лицо). В 1927 г. американец Шелдон выделил соматотипы (висцеротоники, церебротоники и соматотоники), которые соответствовали трем конституциональным типам Кречмера и, по мнению Шелдона, характеризовались определенным набором личностных черт

Экспрессивные движения служат хорошими подсказками, ориентирами для понимания и интерпретации поведения; они не только облегчают взаимодействие и взаимопонимание, но и могут быть сознательно смоделированы.

Проницательность определяет степень и быстроту проникновения во внутренний мир другого человека, основанные на интуиции, знании человеческой природы и психологии, жизненной мудрости, которые позволяют мгновенно оценивать ситуацию и суть происходящего, прогнозировать ближайшие последствия и развитие межличностных ситуаций, во многом предвидеть ход индивидуальной судьбы. Проницательность чаще относится к единичным актам восприятия и конкретному взаимодействию с человеком или группой.

Интуиция и наблюдательность как фундамент проницательности зиждутся, прежде всего (но не только) на умении схватывать нюансы визуально наблюдаемого вербального и невербального поведения и интерпретации этих элементов, протекающей часто на подсознательном либо полуосознанном уровне.

  1. Опыт, под которым понимается зрелость. Жизненный, а не простой житейский, опыт есть следствие хорошо обдуманного на протяжении многих лет результата и характера взаимодействия с разными людьми, который складывается на основе как умозаключений, так и интуитивного прозрения и проницательности.
  2. Подобие, сходство. Это особый случай опыта, который подсказывает, что чем больше человек похож на тебя (по возрасту, полу, профессии, склонностям и т. д.), тем больше общих черт у вас найдется, что, в конечном счете, и помогает более точным оценкам.
  3. Интеллект, Он особенно помогает в оценке незнакомых людей, когда предубеждения еще не мешают видеть людей такими, какие они есть. Именно интеллект помогает в уяснении связей между тем, что человек делал и говорил вчера и сегодня, между мимикой, экспрессией и степенью искренности, между характером и судьбой.
  4. Понимание себя является необходимым условием понимания других. Ошибки и заблуждения относительно себя переносятся на других людей и часто выступают психологическими барьерами между людьми.
  5. Отрешенность. У тех, кто много болеет, предается уединению, находится больше времени для размышления над сложностью человеческой природы; они умеют отрешиться от ненужных деталей, связующих чувств, посмотреть на вещи и события со стороны, подойти к новому человеку непредвзято.
  6. Сложность. Г. Оллпорт подчеркивает, что люди не могут понять тех, кто их намного сложнее и тоньше.

Стереотипы являются одним из видов социальной установки. Они весьма широко используются человеком при оценке людей, ибо упрощают, облегчают процесс познания.

Национальный стереотип – инструмент политики. Причины возникновения стереотипов – общая тенденция к упрощению, игнорированию индивидуальных различий.

Функции стереотипов. Стереотипы выступают как регуляторы социальных взаимоотношений. Их отличает экономия мышления, «защита» (оправдание собственного поведения), удовлетворение агрессивных тенденций, способ выхода группового напряжения.

По своему содержанию стереотип представляет собой набор характеристик, приписываемых этнической группе. Кроме того, отмечается направленность стереотипа (положительная или негативная), степень его внутренней согласованности и степень предубежденности.

Этнические стереотипы определяются как упрощенные, схематизированные, эмоционально окрашенные и чрезвычайно устойчивые образы каких-либо этнических групп или общностей, легко переносимые на всех представителей этих групп.

Изменения национальных и этнических стереотипов происходят очень медленно и обусловлены взаимоотношением национальных и этнических групп; например, стереотип венгров изменялся несколько раз, хотя национальный характер с такой скоростью изменяться не мог.

Национальный стереотип, обозначая целиком этническую или национальную группу, предполагает наличие определенной черты у всех ее представителей. Это недифференцированное суждение неизбежно содержит в себе – скрыто или явно – определенную оценку. Согласие по поводу такой оценки делает стереотипы одинаковыми для всех членов группы, а использование негативного оценочного стереотипа становится в некоторых условиях своего рода «хорошим тоном».                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                   

Профессиональный стереотип – это персонифицированный образ профессии, то есть обобщенный образ типичного профессионала.

Анализ осознания себя через другого включает две стороны: идентификацию и рефлексию. Каждое из этих понятий требу­ет специального обсуждения.

Термин «идентификация», буквально обозначающий отож­дествление себя с другим, выражает установленный эмпиричес­кий факт, что одним из самых простых способов понимания дру­гого человека является уподобление себя ему. Это, разумеется, не единственный способ, но в реальных ситуациях взаимодей­ствия люди часто пользуются таким приемом, когда предположение о внутреннем состоянии партнера строится на основе попытки поставить себя на его место..

Описательно эмпатия также определяется как особый спо­соб понимания другого человека. Только здесь имеется в виду не рациональное осмысление проблем другого человека, а, ско­рее, стремление эмоционально откликнуться на его проблемы. Эмпатия противостоит пониманию в строгом смысле этого сло­ва, термин используется в данном случае лишь метафорически: эмпатия есть аффективное «понимание». Эмоциональная ее природа проявляется как раз в том, что ситуация другого чело­века, партнера по общению, не столько «продумывается», сколь­ко «прочувствуется». Механизм эмпатии в определенных чер­тах сходен с механизмом идентификации: и там, и здесь присут­ствует умение поставить себя на место другого, взглянуть на вещи с его точки зрения. Однако взглянуть на вещи с чьей-то точки зрения не обязательно означает отождествить себя с этим человеком. Если я отождествляю себя с кем-то, это значит, что я строю свое поведение так, как строит его этот «другой». Если же я проявляю к нему эмпатию, я просто принимаю во внима­ние линию его поведения (отношусь к ней сочувственно), но свою собственную могу строить совсем по-иному.

Иными словами, процесс понимания друг друга осложняется явлением рефлексии. В отличие от философского употребления термина, в социальной психологии под рефлексией понимается осозна­ние действующим индивидом того, как он воспринимается парт­нером по общению. Это уже не просто знание или понимание другого, но знание того, как другой понимает меня.

19. Эффекты межличностного восприятия.

Содержание межличностного восприятия зависит от харак­теристик как субъекта, так и объекта восприятия потому, что они включены в определенное взаимодействие, имеющее две стороны: оценивание друг друга и изменение каких-то характе­ристик друг друга благодаря самому факту своего присутствия. В первом случае взаимодействие можно констатировать по тому, что каждый из участников, оценивая другого, стремится построить, определенную систему интерпретации его поведе­ния, в частности его причин. Интерпретация поведения дру­гого человека может основываться на знании причин этого по­ведения, и тогда это задача научной психологии. В условиях дефицита информации, они начинают при­писывать друг другу как причины поведения, так иногда и сами образцы поведения или какие-то более общие характеристики. Приписывание осуществляется либо на основе сходства пове­дения воспринимаемого лица с каким-то другим образцом, имев­шимся в прошлом опыте субъекта восприятия, либо на основе анализа собственных мотивов, предполагаемых в аналогичной ситуации (в этом случае может действовать механизм иденти­фикации). Но так или иначе возникает целая система способов такого приписывания (атрибуции).

Особая отрасль социальной психологии, получившая назва­ние каузальной атрибуции, анализирует именно эти процессы (Г. Келли, Э. Джонс, К. Дэвис, Д. Кенноуз, Р. Нисбет, Л. Стрикленд). Исследования каузальной атрибуции направлены на изу­чение попыток «рядового человека», «человека с улицы» понять причину и следствие тех событий, свидетелем или участником которых он является. Это включает также интерпретацию свое­го и чужого поведения, что и выступает составной частью меж­личностного восприятия.

В одном из экспериментов регистрировались оценки двух групп детей, даваемые субъектом восприятия. Одна группа была со­ставлена из «любимых», а другая — из «нелюбимых» детей. Хотя «любимые» (в данном случае более привлекательные) дети делали (намеренно) ошибки в исполнении задания, а «нелюби­мые» выполняли его корректно, воспринимающий приписывал положительные оценки «любимым», а отрицательные — «нелю­бимым».

Все подобного рода эксперимен­тальные исследования поставили чрезвычайно важный вопрос более общего плана — вопрос о роли установки в процессе вос­приятия человека человеком. Особенно значительна эта роль при формировании первого впечатления о незнакомом челове­ке, чт,о было выявлено в экспериментах А. А. Бодалева (Бодалев, 1982). Двум группам студентов была показана фотография одного и того же человека. Но предварительно первой группе было сообщено, что человек на предъявленной фотографии яв­ляется закоренелым преступником, а второй группе о том же человеке было сказано, что он крупный ученый. После этого каждой группе было предложено составить словесный портрет сфотографированного человека В первом случае были получе­ны соответствующие характеристики: глубоко посаженные гла­за свидетельствовали о затаенной злобе, выдающийся подборо­док — о решимости «идти до конца» в преступлении и т. д. Соот­ветственно во второй группе те же глубоко посаженные глаза говорили о глубине мысли, а выдающийся подбородок — о силе воли в преодолении трудностей на пути познания и т. д.

Чтобы обеспечить такое прогнозирование ситуации межлич­ностного восприятия, необходимо принять в расчет и вторую область исследований, которая связана с выделением различ­ных «эффектов», возникающих при восприятии людьми друг друга. Более всего исследованы три таких «эффекта»' эффект ореола («галоэффект»), эффект новизны и первичности, а так­же эффект, или явление, стереотипизации.

Сущность «эффекта ореола» заключается в формировании специфической установки на воспринимаемого через направ­ленное приписывание ему определенных качеств: информация, получаемая о каком-то человеке, категоризируется определен­ным образом, а именно — накладывается на тот образ, который уже был создан заранее. Этот образ, ранее существовавший, выполняет роль «ореола», мешающего видеть действительные черты и проявления объекта восприятия.

Тесно связаны с этим эффектом и эффекты «первичности» и «новизны». Оба они касаются значимости определенного по­рядка предъявления информации о человеке для составления представления о нем. В одном эксперименте четырем различ­ным группам студентов был представлен некий незнакомец, о котором было сказано: в 1-й группе, что он экстраверт; во 2-й группе, что он интроверт, в 3-й группе — сначала, что он экст­раверт, а потом, что он интроверт; в 4-й группе — то же, но в обратном порядке. Всем четырем группам было предложено описать незнакомца в терминах предложенных качеств его лич­ности. В двух первых группах никаких проблем с таким описа­нием не возникло. В третьей и четвертой группах впечатления о незнакомце точно соответствовали порядку предъявления ин­формации: предъявленная ранее возобладала. Такой эффект по­лучил название «эффекта первичности» и был зарегистрирован в тех случаях, когда воспринимается незнакомый человек. На­против, в ситуациях восприятия знакомого человека действует «эффект новизны», который заключается в том, что последняя, т. е. более новая, информация оказывается наиболее значимой.

В более широком плане все эти эффекты можно рассмотреть как проявления особого процесса, сопровождающего восприя­тие человека человеком, а именно процесса стереотипизации.

В более же широком смысле слова стереотип — это некоторый устойчивый образ какого либо явления или человека, которым пользуются как из­вестным «сокращением» при взаимодействии с этим явлением

20. Каузальная атрибуция как содержательная сторона межличностного восприятия. Зарубежные и отечественные исследования феномена каузальной атрибуции.

Одним из механизмов интерпретации поведения и личностных особенностей может служить каузальная атрибуция. Термин «атрибуция» означает «приписывание свойств, признаков».

Каузальная атрибуция – это феномен, который позволяет приблизиться к пониманию механизмов взаимопонимания, понять, каким образом люди интерпретируют поведение другого человека, если не обладают о нем достаточной информацией. Основные теоретические представления о каузальной атрибуции были сформулированы Ф. Хайдером.

Атрибуция социальна по своему происхождению (возникает во взаимодействии) и направленности. Основой ее является категоризация, т. к. причины поведения часто выводятся из факта принадлежности человека к определенной группе – профессиональной, половой, этнической и т. д. Например, В. Ф. Петренко в своих исследованиях обнаружил, что мужчины приписывают красивым женщинам благовидные, альтруистические поступки.

В изучении атрибуции сформировалось два направления. Первое направление – это интерпретация поведения отдельного индивида. Люди склонны в поисках объяснения поступков других исходить из того, что поведение определяется чертами личности прежде всего. Так, например, по данным Т. Острома, студенты колледжа считают, что для составления правильного впечатления о другом человеке необходимо знать черты его личности (26 % всей необходимой информации), а вся демографическая информация, поведение, установки, ценности укладываются в 19%.

Фундаментальная ошибка атрибуции (название явления принадлежит Л. Россу) заключается в том, что переоценивается значение личностных черт и недооценивается роль ситуации.

Черты личности являются более важной и наводящей информацией, которая закрепляется в памяти человека, помогает ему в оценке других. В исследованиях обнаружено, что люди предпочитают позитивно оценивать личностные факторы и негативно ситуационные. Как оказалось, эта ошибка характерна и для профессиональных психологов.

Второе направление – это интерпретация поведения человека, основанная на знании его групповой принадлежности. Одна из первых концепций – «эгоцентрическое приписывание» – принадлежит Г. Келли. Эгоцентричность выражается в том, что успех приписывается себе, а неудачи приписываются другим людям. Если позитивные события приписываются своей группе, а негативные чужой, то это свидетельствует об этноцентристской позиции оценивающего человека.

Европейские психологи связали проблему каузальной атрибуции с теорией социальной идентичности. Были получены любопытные подтверждения на основе лингвистического материала.

Так, например, по материалам итальянских психологов позитивное поведение члена своей группы описывается как альтруистическое; представитель чужой группы описывается как помогающий другому человеку (в обыденном сознании эта категория как бы наделена меньшей нравственной значимостью).

Если представитель своей группы агрессивен, то он описывается как «обидчик», а представитель чужой группы оценивается в более резких терминах – как «агрессор».

В английских исследованиях ученики частных привилегированных школ свои провалы на экзаменах склонны были объяснять леностью, а неудачи учеников государственных школ – отсутствием у них способностей.

Атрибуции такого типа обладают устойчивостью. А. Г. Стефаненко в своем исследовании 1980-х годов обнаружила, что поведение советского прохожего, объясняющего иностранцу, как лучше пройти, объяснялось московскими студентами как проявление отзывчивости и бескорыстия (внутренние причины); такое же поведение американского гражданина объяснялось внешними причинами – особыми обстоятельствами.

Итак, существует выраженное различие в приписывании тех или иных причин поведения «своим» и «чужим». Объяснение этому психологи ищут либо в этноцентрических мотивах, либо в склонности к стереотипизации. Содержание атрибутивных стереотипов является результатом мотивации к сохранению позитивной групповой идентичности.

Эта мотивация может усиливаться следующими ситуациями:

  • угроза своей социальной идентичности, страх потерять ее;
  • конкуренция между группами;
  • принадлежность к группе с низким статусом, который воспринимается как незаслуженный и несправедливый;
  • отсутствие объединяющих категорий.

(Стереотипизация как способ интерпретации поведения людей, принадлежащих к определенной группе, рассматривается в следующем параграфе данной главы).

21.Возрастные, индивидуальные и профессиональные особенности восприятия человека человеком

1. Возрастные особенности восприятия человека человеком

Выступая в качестве объекта познания и действия, человек отражается в сознании людей и определяет их поведение, лишь «преломляясь» через их внутренний мир, сложившийся строй мыслей и отношений. Развитие ребенка - с момента появления на свет и до зрелости - есть формирование его как члена общества. В ходе формирования ребенка как члена общества, как личности происходит и процесс развития его психики от элементарных форм отражения, присущих младенцу, до высших форм сознательного отражения, свойственных взрослому. Восприятие человеком человека развивается вместе с развитием самого воспринимающего, с формированием у него потребности в общении, познании и труде. Известно, что в конце первого - начале второго месяца жизни у ребенка появляются специфические формы реагирования на ухаживающих за ним взрослых, что свидетельствует о выделении им взрослого из окружающей обстановки [1, с.148-150].

М.Ю. Кистяковская указывает, что уже в возрасте от трех до шести месяцев у ребенка возникает избирательное отношение к взрослым. Трехмесячный ребенок выделяет свою мать из окружающего, а шестимесячный начинает отличать чужих от своих. В яслях, детском саду, во дворе резко увеличивается круг лиц, с которыми ребенок связан. Он сталкивается с необходимостью дифференцировать их, выделять в них сходное и различное. Углублением познания ребенком других людей является переход от называния взрослых в зависимости от выполняемых по отношению к нему функций (мама, папа, няня) к различению людей по внешним (возрастному и половому) признакам и особенно переход к использованию в разговоре местоимений для обозначения окружающих. В процессе овладения речью у ребенка устанавливаются временные связи между тем или другим человеком из его окружения и обозначающими их словами, между позой, выражением лица, жестом и их словесным обозначением. Зрительный образ другого человека обогащается за счет содержания, закрепленного в обозначениях человека, черт его внешности и различных проявлений. Смысловое содержание слова соединяется с чувственным образом человека. Общаясь с близкими взрослыми людьми, а затем и с людьми из более широкого окружения, дети учатся дифференцировать оттенки экспрессивного поведения и по ним «читать» переживаемое человеческое состояние. Об этом свидетельствуют переживаемые маленькими детьми сочувствия, страха, радости и иных переживаний.

Огромную роль в развитии отражения ребенком действительности, в развитии восприятия им людьми играет школа. А.А. Бодалевым были выявлены следующие данные:

  1. С возрастом при словесном воссоздании облика воспринимаемого человека в создаваемый портрет все более часто включаются в качестве существенных признаков компоненты, образующие физический облик. К 21 -26 годам процент фиксирований этой стороны внешности по сравнению с процентом фиксирования и отображения её детьми 7-8 лет возрастает почти в 2,2 раза.
  2. С возрастом при словесном воссоздании облика все более часто включается в портрет другого человека описание черт его экспрессии как существенных признаков внешности. Процент фиксирований особенностей экспрессии к 21 - 26 годам по сравнению с процентом фиксирования этой стороны учениками 1 класса увеличивается почти в 3,6 раза.
  3. С возрастом неуклонно падает включение в портрет воспринимаемого человека описаний элементов, образующих оформление внешности человека. Процент фиксирований этой стороны внешности в описаниях облика воспринимаемого человека по сравнению с процентом фиксирования ее детьми 7-8 лет падает к 21 - 26 годам в 14,9 раза.

Развитие восприятия внешнего облика другого человека характеризуется также тем, что с возрастом люди отмечают большее количество признаков в выделяемых ими частях лица, тела, экспрессии воспринимаемого человека. Если первоклассник может выделить сравнительно небольшое количество признаков, указывающих на размер, контур, положение, цвет и другие особенности того или иного элемента физического облика, то старшие видят и называют в тех же самых элементах большое число различных особенностей.

Сравнение восприятия человека испытуемыми разных возрастных групп, проведенное А.А. Бодалевым показывает, что по мере формирования индивида как субъекта познания возрастает степень точности отражения им признаков облика воспринимаемых людей. Это относится как к отражению и оценке испытуемыми черт физического облика, особенностей оформления внешности человека, так и его выразительного поведения, выполняемых им действий.

Воспринимая других людей и воссоздавая затем их облик, взрослые люди выделяют прежде всего рост, глаза (цвет), волосы (цвет), мимику (выражение глаз и лица), нос, особенности телосложения человека.

Существуют индивидуальные пороги различения изменений в экспрессии. С умением лучше или хуже видеть и дифференцировать особенности экспрессии человека прямо связано формирование способности личности психологически адекватно взаимодействовать с другими людьми - проявлять чуткость, тактичность, вовремя переживать. Более тонкое различение оттенков экспрессии и их значения одними людьми и более грубое - другими является следствием конкретной практики общения, которая формирует каждого человека как субъекта познания других людей.

Неодинаковость восприятия одного и того же человека разными людьми проявляется в том, что различна словесная форма, в которой они фиксируют и оценивают признаки его внешнего облика. Суждения, с помощью которых люди обозначают и осмысливают особенности внешнего облика других людей, А.А. Бодалев условно разделил на четыре вида:

  1. обозначают вид, величину, цвет, положение, форму того или иного компонента во внешнем облике («худощавое телосложение», «круглое лицо»);
  2. штампы обыденного сознания или представлений, почерпнутых из литературы, живописи («типичное русское лицо», «пальцы музыканта»);
  3. истолкование выразительного поведения («угрюмое лицо», «печальные глаза»);
  4. эстетическая оценка того или иного компонента или всей внешности.

Таким образом, отражая облик одних и тех же людей, испытуемые преломляют его через ту систему образно-понятийного знания о людях, которая у них к этому времени сложилась. И она у каждого человека индивидуально своеобразна, потому что индивидуально своеобразен опыт труда, познания и общения, который в каждом случае формировал эту систему. Поэтому и характер осмысливания разными испытуемыми облика одних и тех же людей также всегда более и менее различен.

1.2 Профессиональные особенности восприятия человека человеком

Непременным условием превращения каждого человека в субъекте познания других людей является деятельность, включаясь в которую человек оказывается связанным с этими людьми множеством определенных отношений.

Обычно в ситуациях непосредственного взаимодействия людей всегда решается какая-то определенная задача. И для каждого из участников взаимодействия в других партнерах по деятельности важны, прежде всего, те компоненты их облика и поведения, которые наиболее значимы для решения задачи деятельности. Отражение этих компонентов в облике и поведении друг друга участниками деятельности включает два взаимосвязанных момента: во-первых, непосредственное различение и опознание их среди других компонентов облика и в общей картине поведения и, во-вторых, интерпретацию того психологического содержания, которое, как кажется участникам деятельности, заключено в этих компонентах-сигналах и имеет отношение к решаемой задаче. Понятно, что индивид может получать информацию о другом человеке не только путем непосредственного восприятия его внешнего облика и поведения, но и через речь. В этом случае слова выступают как код реальных признаков внешнего облика другого человека, переживаемых им состояний, его действий, намерений, мнения.

Поскольку в каждом конкретном виде непосредственного взаимодействия людей (общение педагога и школьника, контакт врача и больного) для решения задачи деятельности имеют значение определенные компоненты облика и поведения, у общающихся лиц создается установка на отражение и осмысливание в другом человеке, прежде всего этих компонентов.

Таким образом, восприятие людьми друг друга, выполняя в деятельности, которая их объединяет, осведомительную и регулятивную роль, вместе с тем само оказывается под сильным влиянием этой деятельности: факт влияния профессиональной установки на формирование у человека образа восприятия другой личности отчетливо дает себя знать и тогда, когда люди взаимодействуют в иных, чем эта деятельность, условиях. Создавая устойчивый образ и фиксируя изменения в этом человеке и его поведении в связи с определенными причинами, восприятие дает личности возможность действовать в общении целесообразно.

2.1 Возрастные особенности понимания человека человеком

Начиная взаимодействовать с другими людьми в новом для себя виде деятельности, человек опирается на более или менее обобщенный им опыт познания людей и их поведения, накопленный им в иных, чем эта деятельность, условиях. Общение ребенка, начавшего посещать детский сад, с новыми для него людьми опирается на те первичные и элементарно обобщенные представления о людях, которые сформировались у него в семье и яслях.

Первоначальная оценка ребенком другого человека и его действий является простым повторением оценки, которые ему дают авторитетные для малыша лица. Характерной особенностью мнения, которое дошкольник высказывает о другом человеке, является его крайняя неустойчивость, большая изменчивость, ярко выраженная ситуационность.

С приходом ребенка в школу одним из главных объектов познания для него становится поведение товарищей: действия и поступки, характеризующие их как учеников. Перед ним раскрывается возможность увидеть поведение других людей с новых сторон. Это ведет к тому, что содержание формирующихся у учащегося понятий о чертах и сторонах личности существенно изменяется, у него развивается умение все более глубоко и правильно расшифровать психологический подтекст сложных действий и поступков и объективно оценивать личность в целом. Чем старше возраст ребенка, тем чаще в его характеристике, данной знакомым сверстникам, встречаются высказывания об убеждениях и кругозоре, о способностях, называются черты, выражающие отношение к труду, и фиксируются качества, говорящие об особенностях волевого развития характеризуемой личности.

Чем старше возраст, тем отчетливее проявляется понимание человеком человека. Большое значение имеет интуиция -- способность постижения особенностей, характеризующих личность другого человека, путем непосредственного их усмотрения, без обоснования с помощью доказательств. Восприятие и понимание личности другого человека постоянно сопровождаются возникновением у познающих этого человека людей тех или иных моральных и эстетических чувств: эмпатии, сопереживания, сочувствия.

2.2 Индивидуальные особенности понимания человека человеком

Уже на ранней ступени развития ребенка, когда он идет в детский сад, представления его о других людях определяются не просто поведением и действиями этих людей, а и тем, что представляет собой этот ребенок как личность, какие первичные черты характера у него к этому времени сформированы, как он умеет трудиться, контактировать с другими детьми, слушаться взрослых. Влияние уровня воспитанности самого субъекта на характер поведения по отношению к нему окружающих, а стало быть, и на характер впечатлений, которые накапливаются у субъекта от общения с людьми, продолжается и на следующих ступенях формирования личности. Занимаясь самообслуживанием, играя, участвуя в обязательных занятиях, дети, руководимые воспитателем, учатся видеть и сравнивать особенности друг друга. Когда всем этим индивидуальным и коллективным занятиям придается характер соревнования (кто лучше, кто быстрее), тогда создаются особенно благоприятные условия для правильной ориентировки дошкольника в тех особенностях товарищей, которые ярче всего проявляются в данной деятельности. При этом разные качества сверстника осознаются и правильно оцениваются разными дошкольниками далеко не одновременно.

С ростом взаимодействия учащихся с другими людьми растут богатство и разнообразие наблюдаемых им фактов их поведения, расширяется возможность сравнения особенностей действий и поступков людей как в одинаковых, так и в различных обстоятельствах. Это означает, что у индивида непрерывно растет та конкретная основа, на которой у него развиваются понятия как об отдельных нравственно-психологических свойствах, так и о личности другого человека в целом. Но изменения, характеризующие развитие понимания одним человеком другого, затрагивают и само строение названных понятий, их структуру, о чем свидетельствует разная степень обобщенности тех признаков, называя которые люди каждой из возрастных групп раскрывают свой взгляд на содержание той или иной личности.

Личный опыт совместного труда с другими людьми и общения с ними во всех иных видах деятельности у каждого человека всегда индивидуально своеобразен, и в результате у него формируется только ему присущий взгляд на других людей и подход к ним. В этом взгляде и подходе находят отражение неповторимые черты жизненного опыта каждого человека. Этот личный взгляд человека других людей всегда несет на себе печать его убеждений, идеалов, его характера, всей личности.

Итак, каждый человек осознает и оценивает различные стороны одной и той же личности неодинаково. Это объясняется тем, что сам познающий этого человека индивид всегда лучше подготовлен к анализу и оценке одних сторон и качеств конкретной личности и хуже - к осмысливанию других ее сторон и особенностей.

2.3 Профессиональные особенности понимания человека человеком

Каждый человек становится субъектом познания других людей лишь при том непременном условии, если он включается в какой-то вид деятельности, благодаря чему между ним и окружающими его людьми возникает множество определенных отношений. Н.Ф.Федотовой была доказана определяющая роль деятельности в формировании у ее участников знаний о людях. Влияние деятельности, побуждающей её участников смотреть друг на друга под определенным углом зрения, из-за чего взгляд на окружающих людей может стать для человека устойчивой ее характеристикой, четко было прослежено также в работах О.Г. Кукосяна. Взяв большое число представителей профессий, в которых работа с людьми занимает резко неодинаковое место и заставляет выступать по отношению к ним с не во всем совпадающих позиций (физики, экономисты, юристы, физиологи, художники), он показал общее и особенное в психическом отражении ими человека и, учитывая продолжительность их профессионального стажа, рассмотрел становление у человека профессионального взгляда на других людей в развитии. Особенно убедительно он выявил и исследовал образование связанных со спецификой профессии оценочных стереотипов, актуализирующихся у юристов, художников при познании окружающих их людей.

Любой конкретный вид деятельности всегда требует от человека проявления совершенно определенных качеств личности, и по мере того как участники этой деятельности усваивают ее задачи, у них создается тенденция отмечать в человеке такие качества, а также соотносить уровень их развития с требованиями деятельности. Таким образом, в формирующееся у участника деятельности знание о личности другого человека, сотоварища по деятельности, прежде всего, включаются качества личности этого человека, наибольшему проявлению (а, следовательно, и познанию) которая данная деятельность благоприятствует. При включении человека в другую деятельность, требующую от него актуализации иных качеств, в формирующемся о нем мнении участников этой деятельности на первый план выступят новые качества, а те, которые были значимы в условиях первой деятельности, отходят на второй план или подвергаются переоценке. Таким образом, содержание представлений и понятий человека о других людях и поведение, которое он повседневно по отношению к ним практикует, составляют звенья одной цепи. И зная, как человек оценивает других, что в них для него значимо, на чем он, прежде всего, фиксирует свое внимание, можно с большой долей вероятности предположить, как он поведет себя; как проявит себя в отношении с конкретным лицом. С другой стороны, когда старая истина «о человеке надо судить не по словам его, а по его делам» реализуется в психологическом исследовании общения, она позволяет нам на основе изучения действий и стиля поведения человека по отношению к другим людям выявить особенности, характеризующие отражение им этих людей. По тому, как в совместной деятельности с другими людьми мы ведем себя по отношению к ним, можно с большей долей определенности сказать, насколько глубоко мы их понимаем и правильно оцениваем.

22.Уровни общения.

Конвенциональный уровень.

Фаза взаимонаправленности для партнера, выходящего на этот уровень общения, имеет следующее содержание. Человек испытывает потребность в контакте, у него возникает так назы­ваемая установка на внешнюю коммуникацию («поговорить бы с кем-нибудь»), усиленная тем, что имеется реальный парт­нер. Человек при этом интуитивно готовится к пристройке «ря­дом»: в качестве условия контакта им заранее принимается, что он будет то говорящим, то слушающим. Т.е когда человек ведет себя культурно и в вежливо по отношению к своему собеседнику. И собеседник отвечает тем же, это и есть взаимонаправленность.

Перейдем к фазе взаимоотражения партнеров. На конвенци­ональном уровне общения «отразить партнера» означает, во-первых, уловить его актуальную роль. Во-вторых, что еще сложнее, уловить собственную актуальную роль его глазами.

Третья фаза — фаза взаимоинформирования — на конвен­циональном уровне общения совсем не обязательно протекает гладко. В предыдущей фазе партнеры установили, каковы их ро­левые ожидания друг к другу, однако теперь каждый из них вправе не подтвердить эти ожидания. Если так, то данная фаза общения имеет вид «конфронтации». Если в третьей фазе партнеры избирают путь «конгруэнции» (взаимосогласия), т. е. подтверждают взаимные ролевые ожи­дания, то это на конвенциональном уровне общения обязатель­но ведет к нарастающему раскрыванию своего «ролевого веера» каждым из партнеров. Четвертая фаза контакта — взаимоотключение — на конвен­циональном уровне общения опять-таки протекает в духе рав­ноправия партнеров и их обостренного внимания друг к другу. В случае конгруэнции (взаимосогласия) оба заботятся о том, чтобы не навязывать свою персону другому после того, как тема беседы окажется исчерпанной. Поэтому незадолго до ее исчер­пания каждый уже заготавливает реплику под занавес, что-ни­будь вроде: «Ну счастливо! Интересно было побеседовать». Уйти без такой фразы и соответствующего теплого взгляда значит нанести партнеру незаслуженный укол. В случае же конф­ронтации партнеры, свертывая контакт, оставляют друг другу право на собственное мнение. Прощальная реплика после дис­куссии, не приведшей к единству взглядов, будет примерно так и звучать: «Знаете, я все же остаюсь при своем мнении... Всего доброго, интересно было побеседовать».

Конвенциональный уровень общения можно считать опти­мальным для разрешения личных и межличностных проблем в человеческих контактах.

Самый низкий уровень общения мы будем называть «примитивным». Между примитивным и конвенциональным уровнями есть еще два: «манипулятивный» и «стандартизированный».

Самым высоким уровнем общения издревле считается «ду­ховный». Между духовным и конвенциональным уровнями рас­полагаются еще два: «игровой» и «деловой».

Примитивный уровень

Общая характеристика того, кто опускается до примитивно­го уровня в контакте, такова: для него собеседник не партнер, а ПРЕДМЕТ, нужный либо мешающий. Если нужный, надо им овладеть; если мешающий, надо его оттолкнуть. Отсюда все осо­бенности фаз общения на примитивном уровне диалога

Фаза направленности на партнера. Вариант первый: субъект испытывает потребность в контакте, тем более что пе­ред ним реальный слушатель. Однако нашему субъекту при из­готовке к контакту и в голову не приходит, что собеседника нельзя считать «предметом для слушания», что тот и сам дол­жен в любую секунду иметь возможность высказаться. В этой возможности собеседнику заранее отказывается, так что если он начнет что-то говорить в ответ, это будет «неправильно», и следует призвать его к порядку... Итак, в самой изготовке к кон­такту на примитивном уровне содержится пристройка «сверху». Вариант второй: к нашему субъекту обращаются, между тем он не расположен к контакту. А не расположен — значит, и не обязан отвечать! «Говорящий предмет» отвлекает от чего-то сво­его, раздражает: хорошо бы убрать его если не словом, то жес­том, означающим «закрой рот». И снова — откровенная при­стройка к собеседнику «сверху».

Фаза отражения партнера. Актуальная роль партнера на­шим субъектом не улавливается; взамен этого в ход идут шаб­лоны восприятия, с помощью которых можно описать данный «предмет», например: большой он или маленький (атлетическо­го сложения или щуплый). Это существенно: если большой, с ним надо поосторожне'е... И тогда мимика и жесты нашего субъекта сразу переключаются на пристройку «снизу». Если щуплый, можно не церемониться, уверенно занимается позиция «сверху». Существенны наружность, одежда. «Очкарик», «в шля­пе», «расфуфыренный» или «не из наших по внешности» — это, конечно, сразу дает дополнительные основания для пристройки «сверху». То же с возрастом, полом. «Бабуся», «дед-сморчок», «пацан», «соплячка», «фифочка», «лупоглазая зануда с книж­кой» и т. п. — все это не те фигуры, перед коими следует пасо­вать. Что касается улавливания собственной актуальной роли глазами партнера, то до таких тонкостей дело не доходит; наш субъект, пристраивается ли он «снизу» или «сверху», наивно убежден: его видят таким, каким он сам себя видит или за кого себя выдает...

Фаза взаимоинформирования. Наш субъект без малейших ограничений изнутри выражает свою симпатию «предмету», который нравится, или антипатию тому, кто не нравится. Выражение симпатии в случае пристройки «снизу» льстивое, в слу­чае пристройки «сверху» беспардонное.

В случае конгруэнции (установки на согласие, соответствие) наш;субъект распахивает свой небогатый ролевой веер во всю ширь и искренне, шумно обижается, если партнер не делает того же самого. В случае конфронтации со слабейшим партне­ром он не останавливается перед рукоприкладством, с сильней­шим — без смущения переходит от пробного натиска и угроз к постыдному отступлению и заискиванию. То, что он при этом, смешон, жалок, до его сознания, скорее всего, не доходит.

Фаза отключения от партнера для него не проблема. Если в предыдущей фазе имела место конфронтация, то со слабым партнером он заканчивает контакт ругательствами и насмешка­ми, а с сильным — извинениями либо угрозами (угрозы произ­носятся тогда, когда партнер уже отошел на безопасное рассто­яние). Если же имела место конгруэнция, то наш субъект, полу­чивший желаемое от партнера, не скрывает свой скуки.

Манипулятивный уровень

Этот уровень общения занимает промежуточное положение между примитивным и конвенциональным. Субъект, избираю­щий партнерство на этом уровне, по своему подходу к другому человеку близок к примитивному участнику диалога, но по ис­полнительским возможностям приближается к конвенциональ­ному уровню общения. В целом характеристика этого субъекта («манипулятора») такова: для него партнер — соперник в игре, которую непременно надо выиграть. Выигрыш означа­ет выгоду, если не материальную или житейскую, то, по край­ней мере, психологическую. Психологическая же «выгода», с точки зрения манипулятора, заключается в том, чтобы надежно пристроиться к партнеру «сверху» и иметь возможность безна­казанно наносить ему «уколы». Общение, изначально ориенти­рованное на такого рода выигрыш, будем называть «манипуля­цией».

Манипуляции весьма разнообразны по технике и целям; ма­нипуляторы не обязательно действуют по осознанному плану, — у некоторых это происходит «как-то само собой», подсознатель­но, так что они искренне обижаются, если их уличают в нечест­ной игре. Иногда лишь в процессе длительного психологическо­го тренинга человеку удается открыть глаза на то, что в его ма­нере общения — масса не замечаемых им, ставших привычными. манипулятивных «ходов». Однозначно отрицательное отноше­ние к манипулятивной тактике общения было бы, очевидно, не­верным. Потребность «выигрыша» во что бы то ни стало, безус­ловно, отражает эгоцентризм субъекта, однако эгоцентричны ведь не только корыстные, жестокие и холодные люди, но и люди глубоко не удовлетворенные жизнью, несчастливые. И воспи­танному человеку приходится подчас закрывать глаза на нечес­тным путем вырываемые манипулятором «поглаживания», на его потуги самоутвердиться в жизни хотя бы за счет удовлетворения: ну вот, опять удалось пристроиться «сверху»... В иных случаях манипулятор жалок, и многие подыгрывают ему из жа­лости.

Манипулятивная тактика подчас улавливается и в действи­ях партнера, который лишен эгоцентрических побуждений и поступает подобным образом, помышляя о благе собеседника. Так подчас работает психотерапевт со своим пациентом или вос­питатель со своим воспитуемым. Сказать о них, что они «мани­пулируют» людьми, будет верно лишь в том случае, если ими движут своекорыстные интересы. А поскольку это не так, их искусный контакт с пациентом или учеником относится не к манипулятивному, а к игровому уровню общения, о котором речь впереди.

Стандартизованный уровень

Этот уровень опять-таки занимает промежуточное положение между примитивным и конвенциональным: резко отличаясь от примитивного и манипулятивного, он «недотягивает» до кон­венционального по той причине, что подлинного ролевого взаи­модействия при нем не происходит. Как видно из самого назва­ния этого уровня, общение здесь основывается на неких стан­дартах, а не на взаимном схватывании партнерами актуальных ролей друг друга и постепенном развертывании каждым из них своего «ролевого веера». Другим названием этой формы обще­ния может быть «контакт масок».

Фаза направленности на партнера здесь неудовлетвори­тельна в связи с тем, что подлинного желания контакта или под­линной готовности к общению не отмечается. Нерасположен­ность к контакту может иметь множество причин. Вот некоторые из них: чувство обиды и недоверия (хочется отгородиться от партнера), страх общения (потому что по прошлому опыту оно чаще приносило разочарования и обиды, чем радость) итд.

В любом случае эта нерасположенность к общению вступа­ет в противоречие с существующими нормами человеческого общежития, обязывающими к контактам. Общаться принято, но неохота. Как бы найти способ общаться не общаясь?.. Такой способ есть: надо «надеть маску». В этой фазе человек не готовится к партнерству, а надевает маску, с помощью которой надеется обойтись минимумом усилий (да и минимумом контакта).

Во второй — в фазе отражения партнера — субъект, в первую очередь, озабочен тем, «чего ему (партнеру) от меня надо». Это сводит восприятие актуальной роли другого человека к оценке лишь того, насколько он «опасен», т. е. насколько активен в сво­ем стремлении «снять с меня мою маску». Одновременно субъекта беспокоит, соответствует ли он принятым стандартам внешнего вида, тона, манер, иначе говоря — «не видно ли парт­неру чего-то еще, кроме моей маски (что крайне нежелатель­но)»; к этому и сводится восприятие себя глазами другого. Не­чего и говорить, что при такой настроенности субъект ни парт­нера, ни себя его глазами по-настоящему не видит — да и видеть не хочет! Ведь у него скорее побуждение создать видимость кон­такта, чем вступить в контакт.

В третьей фазе — взаимоинформирования — маска как бы заостряется, делается подчеркнутой; тем самым субъект «ин­формирует» партнера о своем стремлении как можно скорее свернуть контакт, жестами «говоря» ему: «Я вас не трогаю — вы меня не трогайте» итд. Беседа может иметь благоприятный смысл для субъекта, но конгруэнции все же не происходит: «ро­левой веер» субъекта скрыт за маской. И собеседника охваты­вает неприятное чувство: он ничего худого не сказал, напротив, а с ним как-то... не по-человечески. Другими словами, даже кон­груэнция здесь напоминает конфронтацию. В случае же дей­ствительной конфронтации только побелевшие губы или по­красневшие уши человека в маске выдают бурю его чувств, маска каменеет; в лучшем случае одну маску сменяет другая (на­пример, «маску клоуна» — «маска тигра»), а подлинного обще­ния все равно нет.

Беседа может иметь благоприятный смысл для субъекта, но конгруэнции все же не происходит: «ро­левой веер» субъекта скрыт за маской. И собеседника охваты­вает неприятное чувство: он ничего худого не сказал, напротив, а с ним как-то... не по-человечески. Другими словами, даже кон­груэнция здесь напоминает конфронтацию. В случае же дей­ствительной конфронтации только побелевшие губы или по­красневшие уши человека в маске выдают бурю его чувств, маска каменеет; в лучшем случае одну маску сменяет другая (на­пример, «маску клоуна» — «маска тигра»), а подлинного обще­ния все равно нет.

Встречаясь с партнером в маске, мы непроизвольно надеваем ее и сами, а это, как уже говорилось, мешает правильному воспри­ятию другого человека. Контакт масок — самый яркий пример так называемого «формального общения». Чтобы сделать его хотя бы чуть-чуть менее формальным, искушенные в контактах люди набираются терпения и прибегают к исполнению актер­ской роли.

Игровой уровень

Теперь мы перешли к уровням общения, которые располага­ются «над» конвенциональным, т. е., обладая полнотой и чело­вечностью последнего, превосходят его тонкостью содержания и богатством оттенков. Этими качествами отличается среди прочих игровое общение.

В фазу направленности на партнера здесь не просто встро­ена забота о том, чтобы он имел принципиальную возможность пристройки «рядом». Здесь заранее есть живой интерес к лич­ным особенностям собеседника, к его «ролевому вееру», причем интерес не своекорыстный, а проникнутый симпатией к челове­ку. На игровой уровень общения (как и на другие высокие уровни) мы выходим лишь с теми людьми, которых хотя бы немного уже знаем и с которыми нас связывает определенное чувство — если не вза­имное, то, по крайней мере, еще не омраченное обидами и разо­чарованиями.

В фазе отражения партнера это чувство обеспечивает нам обостренное восприятие его «ролевого веера» с особой чувстви­тельностью к его индивидуальным ролям. Что касается схваты­вания собственной актуальной роли его глазами, то здесь нам свойственно приписывать собеседнику интерес и доброжела­тельность, присущие в таком контакте нам самим.

В третьей фазе контакта — фазе информирования партне­ра, или взаимоинформирования, — «игровой» уровень общения целиком подтверждает свое название. Субъекту хочется быть интересным для своего партнера, и он непроизвольно «играет», чтобы «интересно выглядеть».

 Можно радостно разде­лять суждения собеседника: наполовину от души, наполовину из потребности удержать, не разрушить приятный контакт. Та­кова конгруэнция на этом уровне общения. Ценность возник­шей человеческой связи — на первом месте. Несогласие — повод для дальнейших встреч и разговоров.

Можно пойти и на конфронтацию с партнером: поддеть его, заставить удивиться, разозлиться, сконфузиться — все это для того, чтобы чуть больше раскрылся его «ролевой веер»; при этом вы сами временно пытаетесь спрятаться за масками или актер­скими ролями. Это внешне похоже на манипуляцию, но испы­тываемые вами чувства к партнеру существенно меняют дело.

Партнер игрового общения то неявно, то открыто дает вам понять, что для вас обоих возможны и желательны любого типа пристройки друг к другу. Пристраиваясь «сверху» в каком-то эпизоде диалога, он не вызывает у вас чувства униженности — это скорее чувство азарта, игрового соперничества. Иначе и быть не может: ведь вы не безразличны партнеру и ваше униже­ние искренне огорчило бы его самого. Он не стремится к само­утверждению за ваш счет, а зовет к игре — к столкновению сил, различающихся натур, вкусов, мнений, чувств.

четвертая фаза кон­такта — фаза взаимоотключения — не требует обоюдного ис­полнения прощальных ритуалов; можно обойтись без них, «от­пустив» друг друга взглядом, неуловимым жестом, прикоснове­нием... Партнерам все ясно без слов; если и исполняется ритуал прощания, то делается это в ироническом ключе, с подтекстом: «Мы-то оба знаем, что, раскланиваясь или пожимая друг другу руки, немного валяем дурака, театрализуем наше прощание».

Деловой уровень

Имеются в виду не просто «деловые контакты» как род человеческих занятий. Реальные деловые контакты совсем не обязательно протекают на «дело­вом уровне», о котором сейчас пойдет речь; они нередко выгля­дят как общение на манипулятивном или стандартизованном уровне. Особенности собственно делового общения раскрыва­ются опять-таки при анализе содержания фаз контакта.

В первой фазе (направленность на партнера) собеседни­ку, конечно, заранее обеспечивается возможность пристройки «рядом». Но, кроме этого, партнер вызывает особый интерес как участник совместной деятельности, как человек, который мо­жет помочь, или тот, кому необходима ваша помощь в интере­сах общего дела.

Во второй фазе (взаимоотражение) партнеры верьма зорки и чутки друг к другу, но это качественно иная обостренность восприятия, чем на игровом уровне. Здесь наше внимание при­влекает не столько «ролевой веер» собеседника (и собственный «ролевой веер» его глазами), сколько степень его умственной и деловой активности, его включенности в общую задачу. Поэто­му в таком контакте люди подчас перестают думать о том, как они выглядят и какие свои индивидуальные роли раскрывают перед партнером: это не столь важно; на первом месте — дело.

То же происходит в третьей фазе (взаимоинформирование).

Важна истина, и совместные поиски ее отодвига­ют далеко на задний план все, что имеет отношение к собствен­ному «Я» каждого из них. Это придает особый привкус спору-конфронтации, протекающей на деловом уровне общения. Кто именно прав — я или собеседник, — не имеет серьезного значе­ния; я готов отказаться от своей точки зрения, если мне дока­жут мою неправоту; столь же честны, я верю, помыслы собеседника. И если мы не сошлись во взглядах, это не повод к взаим­ной неприязни, а лишь повод к «домашнему анализу» всего, о чем мы говорили, и к возобновлению дискуссии. Личная обида, переживаемая кем-то после подобной конфронтации, изоблича­ет неподлинность имевшего место делового общения: оно опре­деленно не было деловым — по вине партнера или по вашей соб­ственной. Возможно, под видом делового общения один из парт­неров пытался манипулировать другим; тот, кому это удалось, удовлетворен; проигравший обижен... Но не истина, не дело было превыше всего в случившемся споре.

Общаясь на деловом уровне, люди выносят из контактов не только определенные зримые «плоды» совместной деятельно­сти, но также исключительно стойкие чувства взаимной привя­занности, доверия и теплоты. Или, напротив, почти неустрани­мые антипатии друг к другу.

Фаза взаимоотключения. Здесь не место ни церемон­ности, ни пышности в выражении чувств, но за внешней сухова­тостью прощаний (как, впрочем, и встреч) чувствуется тепло­та.

Духовный уровень

Высший уровень человеческого общения — духовный. Партнер воспри­нимается как носитель духовного начала, и это начало про­буждает в нас чувство, которое сродни благоговению.

Фаза взаимонаправленности партнеров на духовном уров­не общения проникнута не просто интересом и симпатией к собеседнику и не только предвкушением захватывающего раз­говора. Вдобавок к этому здесь есть вера в возможность при­близиться в беседе к постижению подлинных ценностей суще­ствования. Духовное общение не может быть односторонним: либо его нет, либо в него вовлечены оба партнера. И так как оба заранее готовы к пристройке «снизу», это создает особую доверительно-вооду­шевленную, «трепетную» атмосферу контакта.

В фазе взаимоотражения, а затем взаимоинформирования собеседники чрезвычайно чувствительны к душевному состоя­нию друг друга, к малейшему «повороту» мысли друг друга.Они настолько растворены один в другом, что один способен закон­чить фразу, начатую другим. Оба высокоспонтанны (открыты, порывисты) и побуждают друг друга к спонтанности. Дух конгруэнции витает над головами гово­рящих, даже когда они спорят — неистово схватываются при каком-то расхождении. Расхождение для обоих мучительно и должно быть устранено — вот причина их горячности.

Фаза взаимоотключения партнеров бывает на духовном уровне общения изрядно затруднена. Столько хочется еще ска­зать друг другу, что расстаться, кажется, невозможно. И вот люди, не только молодые, но и старые, готовы в течение целой ночи провожать один другого домой.

Виды общения.

В зависимости от содержания, целей и средств общение мож­но разделить на несколько видов (по В.С. Кукушкину, 2003).

По содержанию оно может быть:

  • Материальное общение (обмен предметами и продуктами деятельности). При материальном общении субъекты, бу­дучи занятыми индивидуальной деятельностью, обменива­ются ее продуктами, которые, в свою очередь, служат средством удовлетворения их актуальных потребностей.
  • Кондиционное общение (обмен психическими или физи­ологическими состояниями).
  • При кондиционном общении люди оказывают влияние друг на друга, рассчитанное на то, чтобы привести друг друга в опреде­ленное физическое или психическое состояние.
  • Мотивационное общение (обмен побуждениями, целями, интересами, мотивами, потребностями) имеет своим содер­жанием передачу друг другу определенных побуждений, установок или готовности к действиям в определенном на­правлении.
  • Деятельностное общение (обмен действиями, операциями, умениями, навыками).
  • Когнитивное общение (обмен знаниями).        
  • Иллюстрацией когнитивного и деятелъностного общения мо­жет служить общение, связанное с различными видами познава­тельной или учебной деятельности.

По целям общение делится на следующие виды:

  • Биологическое (необходимое для поддержания, сохранения и развития организма). Биологическое общение связа­но с удовлетворением основных биологических потребно­стей.
  • Социальное (преследует цели расширения и укрепления межличностных контактов, установления и развития интер­персональных отношений, личностного роста индивида).

По средствам общение может быть:

  • Непосредственное (осуществляемое с помощью естествен­ных органов, данных живому существу, — руки, голова, ту­ловище, голосовые связки и т. д.)
  • Опосредствованное (связанное с использованием специаль­ных средств и орудий).
  • Прямое (предполагает личные контакты и непосредствен­ное восприятие друг другом общающихся людей в самом акте общения).    
  • Косвенное (осуществляется через посредников, которыми могут выступать другие люди).

Среди видов общения можно выделить также деловое, лично­стное, инструментальное, целевое, светское, манипулятивное, при­митивное, духовное.

Деловое общение обычно включено как частный момент в ка­кую-либо совместную продуктивную деятельность людей и служит средством повышения качества этой деятельности; Его содержа­нием является то, чем заняты люди, а не те проблемы, которые затрагивают их внутренний мир.

Кодекс делового общения: принцип кооперативности — «твой вклад должен быть таким, какого требует совместно принятое направление разговора»; принцип достаточности информации — «говори не больше и не меньше, чем требуется в данный момент»; принцип качества информации — «не ври»; принцип целесообраз­ности — «не отклоняйся от темы, сумей найти решение»; «выра­жай мысль ясно и убедительно для собеседника»; «умей слушать и понять нужную мысль»; «умей учесть индивидуальные особеннос­ти собеседника ради интересов дела».

Личностное общение, напротив, сосредоточено в основном вок­руг психологических проблем внутреннего характера, тех интере­сов и потребностей, которые глубоко и интимно затрагивают лич­ность человека: поиск смысла жизни, определение своего отношения к значимому человеку, к тому, что происходит вокруг, разрешение какого-либо внутреннего конфликта.

Инструментальным можно назвать общение, которое не яв­ляется самоцелью, но преследует какую-то иную цель, кроме по­лучения удовлетворения от самого акта общения.

Целевое — это общение, которое само по себе служит средством удовлетворения специфической потребности, в данном случае по­требности в общении.

Светское общение. Суть светского общения в его беспредмет­ности, то есть люди говорят не то, что думают, а то, что положено говорить в подобных случаях; это общение закрытое, потому что точки зрения людей по тому или иному вопросу не имеют никако­го значения и не определяют характера коммуникаций.

Кодекс светского общения: вежливость, такт: «соблюдай ин­тересы другого»; одобрение, согласие: «не порицай другого»; «избегай возражений»; симпатия: «будь доброжелательным, привет­ливым».

Манипулятивное общение направлено на извлечение выгоды от собеседника с использованием разных приемов (лесть, запугива­ние, обман, демонстрация доброты) в зависимости от особеннос­тей личности собеседника.

Примитивное общение — когда оценивают другого человека как нужный или мешающий объект: если нужен — то активно вступа­ют в контакт, если мешает — оттолкнут или последуют агрессив­ные грубые реплики. Если получили от собеседника желаемое, то теряют интерес к нему.

Духовное. Межличностное общение друзей, когда можно за­тронуть любую тему и не обязательно прибегать к помощи слов — друг поймет вас и по выражению лица, движениям, интонациям. Такое общение возможно, когда каждый участник имеет образ со­беседника, знает его личность, интересы, убеждения, может пред­видеть его реакции.

Выделенные выше виды общения служат развитию различных сторон психологии и поведения человека.

Деловое общение формирует и развивает его способности, слу­жит средством приобретения знаний и навыков.

Личностное общение формирует человека как личность, дает ему возможность приобрести определенные черты характера, привыч­ки, определить цели жизни и выбрать средства их реализации. Разнообразное по содержанию, целям и средствам общение также выполняет специфическую функцию в психическом развитии инди­вида. Материальное общение позволяет человеку получать необходи­мые для нормальной жизни предметы материальной и духовной куль­туры. Когнитивное общение выступает как фактор интеллектуального развития.

Кондиционное общение создает состояние готовности к науче­нию, способствует индивидуальному интеллектуальному и лично­стному развитию человека.

Мотивационное общение служит источником его дополнитель­ной энергии. Приобретая в результате такого общения новые интересы и цели деятельности, человек увеличивает свой психоэнергетический потенциал, развивающий его самого.

Деятелъностное общение совершенствует и обогащает соб­ственную деятельность индивида.

Биологическое общение служит самосохранению организма в качестве важнейшего условия поддержания и развития его жизнен­ных функций.

Социальное общение обслуживает общественные потребности человека.

Непосредственное общение необходимо человеку для того, что­бы обучаться и воспитываться в результате широкого использова­ния на практике обретенных с рождения, самых простых и эффек­тивных средств и способов научения: условно рефлекторного, викарного и вербального.

Опосредованное общение помогает усвоению средств общения и совершенствованию их способности к самовоспитанию человека.

Благодаря невербальному общению человек получает возмож­ность психологически развиваться еще до того, как он усвоил и научился пользоваться речью. Невербальное общение способствует развитию коммуникативных возможностей человека, вследствие чего он становится более способным к межличностым контактам. Что касается вербального общения и его роли в психическом разви­тии индивида, то ее трудно переоценить. Оно связано с усвоением речи, а она, как известно, лежит в основе всего развития человека, как интеллектуального, так и личностного.

23.Формирование первого впечатления о другом человеке как о личности. Исследования первого впечатления о человеке

А. А. Бодалев рассматривает первое впечатление как сложный психологический феномен, в котором соединяются чувственный, логический и эмоциональный компоненты, присутствует эмоциональное отношение, а также более или менее осознаваемые и обобщенные оценочные суждения.

К ошибкам первого впечатления относятся «гало-эффект» (эффект ореола), проекция, эффект снисходительности, искажающее влияние эмоциональных состояний и предрассудков.

Ореол – это стойкое суждение об одном важном качестве или группе качеств, распространяющееся на всю личность. Мы склонны оценивать те или иные черты в зависимости от общего благоприятного или неблагоприятного отношения к человеку. Эффект ореола – это тенденция воспринимающего преувеличивать однородность личности партнера, переносить благоприятное впечатление об одном качестве человека на все его другие качества.

Интересно, что действует несколько типовых схем запуска эффекта ореола. Наиболее часто применяется схема восприятия, которая запускается в случае неравенства партнеров в той или иной сфере – социальной, интеллектуальной и др. Люди склонны систематически переоценивать различные психологические качества тех, кто превосходит их по какому-то существенному для них параметру.

В одном остроумном эксперименте психолог П. Уилсон показывал студентам разных групп колледжа одного и того же мужчину, которого он назвал «мистер Инглэнд». В одном классе его представляли как студента, во втором – как лаборанта, в третьем – как преподавателя, в четвертом – как доцента, в последнем – как профессора. После того как гость уходил, просили максимально точно определить его рост и рост самого экспериментатора. Оказалось, что рост Уилсона не менялся, а рост «м-ра Инглэнда» увеличивался с повышением его социального статуса.

Эту ошибку в общении стали называть действием фактора превосходства.

Еще одна ошибка, связанная с действием эффекта ореола, заключается в том, что если человек нам нравится внешне, то одновременно мы склонны считать его более хорошим, умным, интересным и т. д.

Американский психолог А. Миллер, применив метод экспертных оценок, отобрал фотографии людей красивых, обыкновенных и некрасивых. Затем показал эти фотографии мужчинам и женщинам в возрасте от 18 до 24 лет и попросил высказаться о внутреннем мире каждого из изображенных на фотографиях. Испытуемые оценили красивых как более уверенных, счастливых, искренних, уравновешенных, энергичных, любезных, утонченных и духовно богатых, по сравнению с теми, кого эксперты оценили как некрасивых или «обычных». Испытуемые мужчины оценили красивых женщин как более заботливых и внимательных.

Еще одна схема – проявление фактора «отношение к нам». Те люди, которые нас любят или хорошо к нам относятся, кажутся нам значительно лучше тех, кто относится к нам плохо. В одном из экспериментов студенты в течение получаса общались с новым преподавателем, который с одними испытуемыми вел себя доброжелательно, с другими отстраненно, подчеркивая социальную дистанцию. После этого студентов просили оценить его по ряду характеристик: «доброжелательный» преподаватель получил значительно более высокую оценку, чем «холодный».

Проекция заключается в приписывании другим людям тех собственных качеств, обладателями которых чувствовать себя неприятно. Раздражительные, агрессивные люди часто приписывают эти качества другим, завистливые видят в других проявления зависти, самонадеянные осуждают других за непредусмотрительность.

Испытываемые эмоциональные состояния также могут искажать наши оценки и впечатления. Один из ранних экспериментов, подтвердивших это правило, состоял в следующем: студенты театрального училища разыгрывали этюд, который в одном случае заканчивался дракой с убийством, в другом – страстной любовной сценой. Затем им предлагалось оценить своих случайных партнеров по этюду. Первая концовка этюда проявлялась в описаниях-оценках конкретных партнеров как преувеличение их настойчивости, агрессивности; в описаниях, обнаруживалась неприязнь с оттенком недоброжелательства. Во втором варианте окончания этюда последующие описания партнеров приобретали оттенок расположения и приязни.

Эффект снисходительности заключается в том, что все люди оцениваются положительно. Иногда его называют эффектом Полианны (Pollyanny) – люди чаще стремятся использовать позитивные оценки, чем негативные, при этом у женщин данное свойство более выражено.

Социальные стереотипы – одна из основ формирования первого впечатления. Социальный стереотип – устойчивое представление о каких-либо явлениях или людях, свойственное представителям той или иной группы. Любой социальный стереотип является порождением определенной группы людей, и отдельный человек пользуется им лишь в том случае, если относит себя к этой группе.

Процесс образования стереотипов неизбежен и направляется как различными видами искусства, так и (в той или иной степени) группами, в сфере влияния которых находится данный человек.

А. А. Бодалев предъявлял фотографии одного и того же человека разным группам людей, сопровождая их краткой установочной характеристикой типа «герой», «преступник» и т. п. В тех случаях, когда установка срабатывала, а это происходило не всегда, словесные портреты одних и тех же описываемых людей кардинально различались. Оказалось также, что есть люди, не подверженные стереотипному восприятию, и есть такие, которые избирательно стереотипны.

В современной жизни достаточно часто встречаются ситуации, которые требуют умения целенаправленно формировать впечатление о себе. Эти умения могут быть составной частью профессиональных умений, обеспечивающих успешность деятельности. Политик, дипломат, продюсер, агент, рекламирующий товар, сотрудник турфирмы, распространяющий путевки, шоу-группа, совершающая гастрольное турне, – эти и целый ряд других действующих лиц и ситуаций объединяет периодически повторяемое действие – презентация.

Любая презентация включает в себя самопрезентацию, когда в ограниченных условиях времени и пространства необходимо предъявить специально организованную, продуманную, структурированную, краткую информацию о себе таким образом, чтобы достигнуть заранее поставленных целей

Среди этих целей на одном из первых мест стоит желание расположить к себе и сформировать благоприятное впечатление о себе. Мотивация может быть многослойной и разноуровневой, осознанной и неосознанной: от побуждения к контакту и развитию отношений, формированию имиджа до получения сиюминутного практического результата.

Работа над собственным имиджем есть не что иное, как формирование впечатления о себе, имеющее конкретные цели и задачи. Имидж – направленное формирование впечатления о себе, специальным образом организованное и структурированное в контексте «Я», имеющее отсылку к более общей, престижной категории людей. Центральную часть имиджа составляет продуманный внешний облик, который должен сигнализировать о профессионально-ценных свойствах личности и способствовать формированию репутации.

24. Феномен межличностной аттракции, психологические исследования аттракции, внутренние и внешние факторы аттракции.

Исследование (социометрия, шкала соц. Дистанции (от родства до изгнания)).

Процесс предпочтения одних людей другим, взаимного притяжения между людьми, взаимной симпатии получил название «межличностная аттракция» (от английского attract привлекать, притягивать, пленять, прельщать).

К внешним, то есть не связанным непосредственно с процессом взаимодействия, факторам аттракции можно отнести следующие:

  1. степень выраженности у человека потребности в аффилиации;
  2. эмоциональное состояние партнеров по общению;
  3. пространственная близость.

Напомним, что потребность в аффилиации – это потребность создавать и поддерживать удовлетворительные отношения с другими людьми, желание нравиться, привлекать внимание, интерес, чувствовать себя ценной и значимой личностью. Степень выраженности данной потребности у того или иного человека в значительной мере определяет тип его межличностного поведения. Человек со слабо выраженной потребностью в аффилиации производит впечатление необщительного, избегающего людей. Человек, у которого данная потребность выражена очень сильно, постоянно ищет контакта с другими, стремится к людям, старается сделать так, чтобы его заметили.

Эмоциональное состояние в конкретной ситуации общения может быть рассмотрено как внешний фактор аттракции в том случае, если хорошее настроение человека распространяется на все вокруг, включая окружающих людей. Это состояние можно описать словами – «сегодня мне все нравятся», вне зависимости от того, сделали эти люди что-то хорошее для него или нет. Экспериментально установлено, что человек, переживающий положительные эмоции, смотрит на окружающих чаще, чем когда он находится в нейтральном, агрессивном или подавленном настроении.

Пространственная близость – еще одна внешняя детерминанта межличностного предпочтения. Действие этой переменной можно сформулировать следующим образом: при прочих равных условиях, чем ближе пространственно находятся люди друг к другу, тем вероятнее их взаимная привлекательность.

Воздействие данного фактора имеет решающее значение для установления межличностных контактов. В детские годы круг друзей формируется, прежде всего, из сверстников, живущих в одном подъезде или доме, а также из одноклассников. Вероятнее всего, и брачными партнерами становятся люди, либо живущие недалеко друг от друга, либо те, кто учатся и/или работают вместе. Пространственная близость влияет и на продолжительность отношений.

К внутренним, или собственно межличностным, детерминантам аттракции можно отнести:

  1. физическую привлекательность партнера по общению;
  2. демонстрируемый стиль общения;
  3. фактор сходства между партнерами по общению;
  4. выражение личного отношения к партнеру в процессе общения.

Существует ряд гипотез, объясняющих наличие связи между внешней красотой и аттракцией.

  1. Красота является положительным подкреплением: нам приятно видеть красивое.
  2. Красивые люди могут быть более коммуникабельными, обладать более развитыми коммуникативными навыками, что может объясняться различными условиями социализации красивых и некрасивых людей. Замечено, что у более красивых мужчин и женщин в общении с другими людьми преобладает ориентация непосредственно на партнера, например, разговор о нем доминирует над ориентацией на достижение какой-либо внешней цели.
  3. Популярность красивых людей может быть вызвана определенными выгодами общения с ними. Красивый человек как бы повышает уровень физической привлекательности своего партнера.
  4. Действие эффекта ореола – «красивый – значит, хороший»; люди склонны ассоциировать красоту с положительными личными характеристиками, а некрасивость – с отрицательными.

Важным фактором межличностной аттракции является манера поведения. Общение с одними людьми приносит нам большее наслаждение, чем с другими. Те, кто проявляет щедрость, великодушие, энтузиазм, нежность, живость, коммуникабельность, решительность, как правило, нравятся больше, чем те, кого воспринимают как скупых, холодных, апатичных, «агрессивно-эгоцентричных» или чересчур робких.

Фактор сходства – нам нравятся и мы скорее нравимся людям, которые похожи на нас,  напротив.

Во-первых, чем выше уровень согласия, тем легче предсказать поведение другого человека. Во-вторых, чем более схожи установки А и Б, тем сильнее ощущение реальности и значимости их взглядов, что является важным условием положительной Я-концепции, источником поддержания уверенности в себе, повышения самооценки личности.

Хотя сходные цели сближают людей, иногда именно сходство может стать фактором, резко снижающим межличностную аттракцию. В ситуациях соперничества два человека, имеющие одинаковые цели, часто начинают ненавидеть друг друга. Вряд ли двое мужчин, добивающихся одной женщины, станут хорошими друзьями. Некоторые факторы усиливают воздействие сходства на аттракцию. Среди них:

  1. число вопросов, по которым люди достигают согласия;
  2. важность, значимость тех или иных взглядов;
  3. взаимность. Знание того, что мы нравимся другому человеку, оказывается своеобразной наградой, повышает самооценку.

Аттракция возникает в ответ на положительные действия, неприязнь – на отрицательные.

Поддерживающий стиль поведения можно определить как любое поведение, в результате которого другой человек начинает больше себя ценить. (обращение по имени, комплименты, выражение положительных чувств, прямое признание) Неподдерживающий стиль – поведение, в результате которого другой человек оценивает себя ниже, ценит себя меньше.

25. Базовые механизмы воздействия в процессе общения (заражение, внушение, убеждение, подражание).

Содержание общения включает в себя определенные способы воздействия партнеров друг на друга. К ним относятся: заражение, внушение, убеждение и подражание.

Методы воздействия: неосознанный уровень (заражение, внушение, подражание), сознательный уровень (убеждение, принуждение)

     Заражение.

Особый способ воздействия, определённым образом интегрирующий большие массы людей. Невольная подверженность индивида определенным психическим состояниям. Механизмы: взаимная связь и взаимная индукция (эффект многократного взаимного усиления).

Процесс передачи определенного эффектного эмоционального состояния от одного индивида к другому на психофизиологическом уровне контакта помимо смыслового воздействия или дополнительно к нему.

Факторы заражения:

Яркость и глубина эмоций индуктора, уровень высокоразвитости эмоционального состояния источника (речевые и неречевые средства), установка реципиентов (аудитории), взрывные формы проявления эмоций, дефицит или избыток информации, уровень развития личности и ее самосознание, критичность мышления, сам коммуникативный контакт.

Как противостоять заражению:

Знать свои личностные особенности, сохранять рациональность, анализировать себя и ситуацию, взять руководство в свои руки и управлять процессом.

 Внушение. В социальной психологии рассматривается как элемент любого общения. Способ целенаправленного стимулирования сферы подсознания индивида приводящее к изменению его поведения по заранее заданной схеме. При восприятии и реализации внушенного содержания снижается сознательность, критичность его целенаправленное понимание, развернутый логический анализ и оценка в соответствии с прошлым опытом и данным состоянием субъекта. Навязчивый характер, с трудом поддается осмыслению и является совокупностью внушенных установок.

Виды (по методам реализации): прямое, косвенное, преднамеренное, непреднамеренное.

Факторы эффективного внушения:

Свойства суггестора (превосходство, статус, интеллект, воля), особенность суггеренда (степень внушаемости: робость, тревожность, эмоциональная впечатлительность, неуверенность, низкий интеллектуальный уровень; ситуативное состояние: утомление, стресс, переживание некомпетентности, заболевание и т.д.), ситуационный (неопределенность, дефицит времени, групповое давление), динамика отношений (доверие, авторитетность, зависимость), способ конструирования сообщения ( эмоциональность – рациональность).

Подражание. Воспроизведение индивидом особенностей поведения других индивидов. Формирование определенных моделей поведения аудитории посредством демонстрации ей поведения тех или иных индивидов, пользующихся у массовой аудитории доверием и авторитетом.

Виды (тард): логическое, внелогическое; внутренне, внешнее; произвольное, непроизвольное; подражание – мода; подражание – обычай.

Факторы усиливающие подражание: возрастной, превосходство и авторитет, значимость ситуации и т.д.

Убеждение. Интеллектуальное воздействие на сознание личности через обращение к ее собственным критическим суждениям. Убедить – значит логическими доводами доказать или опровергнуть какое либо положение. Виды: прямое (интеллект и уровень развития, базируется на аргументах), косвенное (док. Факторы, авторитетность).

Функции убеждающего воздействия: информационная, критическая, конструктивная.

Факторы эффективности убеждающего воздействия: воздействие на потребности, желания; достоверность источника информации; важность проблемы; особенности группы; целостность системы : место – поведение- убеждающие воздействие (личностно-преобразующее воздействие)

Характеристики личностно-преобразующих воздействий:

Неопреденность и аморфность ценностей и убеждений, некоторое сходство (потребностей, интересов, целей), актуализация алгоритма переживания и мыслей (переживания страха, чувство благодарности, чувство вины).

Принуждение. Морально-психологическое. Приневоливание человека к выполнению определенных действий с помощью угроз и лишений. Связано с негативными санкциями для другого человека.

26.Психологическая характеристика стратегий воздействия (по Г.А. Ковалеву).
29.Манипулятивное общение и воздействие. Способы противостояния манипуляции.

Психологическое воздействие - изменение психологических характеристик личности, групповых норм, общественного мнения или настроения за счет использования психологических, социально-психологических закономерностей.

Представляется интересным остановиться на типологии основных стратегий психологического воздействия, предложенной Г. А. Ковалевым. По его мнению, в реальной человеческой жизнедеятельности имеют место три основные стратегии – «императивная», «манипулятивная» и «развивающая»

 Императивная стратегия психика и человек в целом рассматриваются как пассивный объект воздействия внешних условий и продукт этих условий.

Объективная парадигма.(цель открыта, другой как пассивный объект, игнорирование интересов другого, неограниченное одностороннее преимущество, использование насилия, внешнее кратковременное подчинение)Функции: контроль поведения, установок; их подкрепление и направление в нужное русло; функция принуждения по отношению к объекту воздействия. Воздействия осуществляются без учета актуальных состояний и отношений другого человека, условия межличностных коммуникаций. Приводит чаще всего к отрицательным последствиям. Использование императивных методов воздействия приводит чаще всего лишь к внешнему кратковременному подчинению со стороны объекта воздействия и не затрагивает глубинные структуры его психической организации. Императивная стратегия наиболее уместна и эффективна в экстремальных ситуациях, где требуется оперативное принятие и исполнение важных для сохранения системы решений в условиях временного дефицита, а также при регламентации иерархических отношений в системах «закрытого» типа.

Манипулятивная стратегия соответствует «субъектной» парадигме, основывающейся на утверждении об активности и индивидуальной избирательности психического отражения внешних воздействий, где субъект сам оказывает преобразующее воздействие на поступающую извне психологическую информацию (другой как способ достижения цели, стремление получить односторонний выигрыш, скрытый характер воздействия, испольхование психологической силы, мастерство и сноровка в исполнении).основывается на проникновении в механизмы психического отражения и использует знания в целях воздействия. Используется для формирования общественного мнения, например в рекламе. Манипулятивная стратегия реализуется главным образом с помощью приемов подсознательного стимулирования, действующих в обход психического контроля, а также так называемых маскировочных и конверсионных техник, блокирующих систему психологических защит или разрушающих ее, выстраивая взамен новую субъективную пространственно-временную организацию, новую модель мира.

Составляющие: целенапрвленное преобразование информации (искажение, утаивание, способ подачи, особая компоновка, момент подачи, подпороговая передача информации (смена звукового и визуального фона повышает пропускную способность смыслового канала)), сокрытие намерений самого воздействия, средства принуждения (сила, силовое давление, власть, открытое или скрытое принуждение, косвенное запугивание), мишени воздействия ( групповые установки, стереотипы, эмоциональные состояния, эксплуатация влечений и потребностей), роботизация(деиндивидуализация).

Развивающая стратегия основывается на «субъект-субъектной» или «диалогической» парадигме, где психика выступает в качестве открытой, находящейся в постоянном взаимодействии системы, которая обладает внутренним и внешним контурами регулирования. Психологические условия реализацией является диалог. Принципы на которых основывается – эмоциональная и личностная открытость партнеров по общению, психологический настрой и актуальные состояния друг друга, искренность выражений и чувств. Психика в этом случае рассматривается как многомерное и «интерсубъектное» по своей природе образование. «Развивающая стратегия обеспечивает, в отличие от двух других стратегий, актуализацию потенциалов собственного саморазвития каждой из взаимодействующих между собой систем. Психологическими условиями реализации такой стратегии воздействия являются диалог и обоюдная открытость. Диалог как обоюдооткрытый процесс предполагает не только достаточно высокий уровень психологической культуры субъекта, но и тот факт, что диалогу надо учиться и учиться постоянно. Должны быть организованы условия для такого диалогического взаимодействия.

Психологические условия реализации диалога, по К. Роджерсу: 1) естественность и спонтанность в выражении субъективных чувств и ощущений, которые возникают между партнерами в каждый отдельный момент их взаимодействия; 2) безусловное позитивное отношение к другим людям и к самому себе, забота о другом и приятие его как равноправного партнера по общению; 3) эмпатическое понимание, умение тонко и адекватно сопереживать чувствам, настроению, мыслям другого человека в ходе межличностных контактов с ним.

Е. Л. Доценко предлагает пять уровней установок на взаимодействие в межличностных отношениях.

  1. Доминирование. Отношение к другому как к вещи или средству достижения своих целей, игнорирование его интересов и намерений. Стремление обладать, распоряжаться, получить неограниченное одностороннее преимущество. Открытое, без маскировки, императивное воздействие – от насилия, подавления до внушения, приказа.
  2. Манипуляция. Отношение к партнеру по взаимодействию как к «вещи особого рода» – тенденция к игнорированию его интересов и намерений. Воздействие скрытое, с опорой на автоматизмы и стереотипы, с привлечением более сложного опосредованного давления. Наиболее частые способы воздействия – провокация, обман, интрига, намек.
  3. Соперничество. Партнер по взаимодействию представляется опасным и непредсказуемым, с силой которого приходится считаться. Стремление переиграть его, вырвать одностороннее преимущество.
  4. Партнерство. Отношение к другому как к равному, имеющему право быть таким, какой он есть, с которым надо считаться
  5. Содружество. Отношение к другому как к самоценности. Стремление к объединению, совместной деятельности для достижения близких или совпадающих целей.

Манипуляцию часто отождествляют с влиянием.

Под манипуляцией обычно понимается один из видов психологического воздействия, используемый для достижения одностороннего выигрыша.

По нашему мнению, принципиальное различие между манипулятивным воздействием и личным влиянием заключено в следующих трех критериях.

 

Манипулирующее воздействие

Личное влияние

- Скрытность и тайный характер намерений (использование другого как средства достижения собственных целей);

- Стремление подчинить своей воле (получить односторонний выигрыш);

- Разрушающий личность эффект воздействия (в первую очередь негативный эффект сказывается на личности адресата, но опосредованно – на личности манипулятора).

- Искренность и открытость чувств, эмоций, намерений и мотивов человека, оказывающего влияние;

- Наличие в акте влияния собственной доброй воли и личных интересов взаимодействующих людей;

- Обогащающий, развивающий эффект воздействия (в первую очередь, на личность того человека, на которого оказывается воздействие).

 

Е. Л. Доценко, например, видит разрушительный эффект манипуляции в расщеплении личности адресата, ее невротизации, повышении «роботообразности», податливости к внешнему влиянию. Средства манипулятивного воздействия он группирует в соответствии с основными признаками манипуляции.

  1. Тайный характер манипулятивного влияния обеспечивается многовекторностью воздействия – решением сразу нескольких подзадач. Например, отвлечение внимания адресата, ограничение внимания на требуемом содержании, снижение критичности адресата, повышение собственного ранга в его глазах, изоляция адресата со стороны других людей и т. п.
  2. Для оказания психологического давления используется адекватное целям оружие воздействия: перехват инициативы, введение своей темы, сокращение времени для принятия решения, рекламирование себя или намек на широкие связи и возможности, апелляция к присутствующим и т. п.
  3. Проникновение в психическую сферу адресата происходит через психический автоматизм – структурно-динамическое образование, актуализация которого с высокой вероятностью приводит к стандартному результату, будь то мотивационное напряжение (стремление к успеху, деньгам, славе, сексуальному удовольствию) или какое-то действие.
  4. Эксплуатация личностных качеств адресата представляет собой имитацию процесса принятия решения им самим. Первый шаг – создание (или актуализация) состояния конкуренции мотивов. Актуализировать можно лишь то, что уже имеется во внутреннем мире человека, А там имеется очень многое – надо лишь суметь получить доступ к тому или иному устремлению человека. Как только доступ будет получен, устремление будет актуализировано, разбуженная энергия начнет действовать без внешней поддержки. Второй шаг – изменение побудительной силы конкурирующих мотивов (изменение ценности одного из них, изменение цены достижения, управление оценкой вероятности достижения целей и т. п.).

Какие признаки позволяют определить, манипулирует вами партнер в корыстных целях или просто не умеет общаться?

Как распознать «профессионального» манипулятора?

Неизменно присущий всякому манипулятору признак – это стремление овладеть волей партнера. Манипулятор всегда будет стремиться поставить вас в подчиненное, зависимое положение. Эту зависимость он будет черпать в ваших слабостях, страхах, в любых желаниях, от которых вы не свободны (желание денег, власти, славы, признания, любви)

Второй отличительный признак манипулятора – обман, лицемерие в его поведении: смущающие вас слащавое заискивание, стремление угодить, либо неотвязность и прилипчивость, либо ощущение, что он чего-то не договаривает и «темнит»

Третье отличие манипулятора вы всегда обнаружите в его суждениях, где будет звучать призыв не к объединению, а к отъединению. Он будет убеждать вас в необходимости борьбы «за место под солнцем» («количество мест очень ограничено»), в необходимости позиции силы – «чем больше твоя сила и способность контролировать других, тем выше ты поднимаешься как хозяин положения», «с людьми нужно не дружить, а ссорить их между собой, чтобы быстрее победить». Интрига – любимый конек манипулятора. Другой – это всегда лишь средство достижения собственных целей

Е. Л. Доценко, например, предполагает, что более эффективными будут такие действия, как предложение сотрудничества, разрушение сценария борьбы, разоблачение тайных намерений манипулятора с помощью прямых или косвенных вопросов, с предоставлением ему, однако, права сохранить свое лицо (поскольку партнер должен сам убедиться в неэффективности своих действий)

При общении с манипулятором должны преобладать:

  • логика активно-выжидательной позиции (чтобы выиграть время и получить подтверждение каким-либо своим предположениям, задавайте вопросы). Босс сотруднику: «Говорите, коллеги недовольны работой Ильи Петровича? А что конкретно Вы имеете в виду, Елена Михайловна?»;
  • чувство такта и самообладание (не вовлекайтесь слишком эмоционально в ситуацию, сохраняйте диссоциированность с ней). «Ты, конечно же, прав, Тимофей, они нас обманывают, что товар не идет, но давайте подождем еще недельку, прежде чем устраивать разборки»;
  • вера в способность партнера отказаться от борьбы и вера в свои силы (главное – не пересилить, а осилить). «Я знаю другой способ решения этой ситуации, который поможет обойтись нам без кровопролития. Что, если мы...»;
  • намерение прервать привычный, навязываемый сценарий и стремление предложить свой, нестереотипный, не соответствующий ожиданиям оппонента. В разговоре с торговым агентом «Гербалайфа»: «А я слышала, что сейчас очень модно и полезно не худеть, а питаться всем, чем хочешь, но главное, чтобы это было приготовлено вами самими и из свежих продуктов. Хотите, расскажу один простой рецепт?»;
  • настрой на совместное решение проблемы. Один сотрудник другому: «Я, может быть, и пользуюсь доверием у босса, но давайте вместе скажем ему об этой проблеме».

Необходимо также помнить, что всегда есть «аварийный» выход из ситуации – можно прервать контакт под благовидным предлогом, вернувшись к нему при первом же подходящем случае (когда вы будете достаточно готовы и сильны для противостояния). Любые негативные чувства должны быть переработаны (иначе могут разрушить вас), а их энергия может быть использована для улучшения отношений. Таков неполный перечень простейших рекомендаций по защите от психологического нападения.

Ведущим же фактором в сопротивлении внешнему давлению и манипулированию, по мнению многих психологов, выступает личностный потенциал, личностная сила, которая представляет собой устойчивость к внешнему влиянию и одновременно силу воздействия на людей (сложность внутреннего мира, духовная зрелость и т.д.)

27.Представления о диалогическом общении в отечественной психологии.

Диалог – общее психологическое пространство и временная протяженность в которой воздействие в привычном смысле слова перестает существовать, уступая психологическому единству  субъектов в котором разворачивается творческий процесс.

Диалог – межличностные отношения особого качества

Диалог (качество отношений)

Ухтомский (внимание и доминанты,  как механизмы внимания, консультирование).

- доминант на себя (неспособен к диалогу)

- доминант на собеседника (истинный диалог)

Доминант на себя порождает двойника общения (воспроизведение другого как свою позицию).

М.М Бахтин два голоса – минимум жизни, минимум бытия (при диалоге мы познаем процесс жизни) Диалог – условие развитие личности и ее  самореализация.

Диалог – со-бытие общения (бытие превращается в событие).

А.Ф. Копьев  Диалог – равноправное взаимодействие равноценных сознаний (на равных).

С.Л. Братченко 

1) свобода собеседника

2)равноправие как взаимное признание

3) личностный контакт на основе сопереживаний и взаимопонимания.

30. Техники приемы активного слушания.

Рефлексивное (или активное) слушаниеэто обратная связь с говорящим, используемая для контроля точности восприятия услышанного. В отличие от нерефлексивного слушания здесь слушающий более активно использует словесную форму для подтверждения понимания сообщения.

Умение слушать рефлексивно необходимо для эффективно­го общения главным образом из-за ограничений и трудностей, возникающих в процессе общения. Рассмотрим некоторые из них.

Первое — многозначность большинства слов.

Второе — «закодированное» значения большинства сооб­щений. Необходимо помнить, что то, что мы сообщаем друг дру­гу, имеет определенный смысл только для нас самих, именно тот, который мы сами в это сообщение вкладываем.

Третье — трудность открытого самовыражения. Это означа­ет, что из-за принятых условностей и потребности в одобрении люди часто начинают свое изложение с небольшого вступления, из которого еще не видно их намерений.

Основными видами рефлексивных ответов являются выяснение, перефразирование и резюмирование.

Выяснение – это безоценочная техника, при использовании которой мы просим людей о дополнительной информации, руководствуясь либо деловыми интересами, либо целью «разговорить» человека или продемонстрировать готовность и желание выслушать его.

Инструментами выяснения являются вопросы типа «Не повторите ли еще раз», «Уточните, что вы имеете в виду», «Вы что-то еще хотели сказать?» и т. п.

Например, приятель обращается к вам с репликой: «Настроение – хуже некуда. В нашей группе все сдали математику лучше, чем я». Если вы хотите использовать технику выяснения, то можно сказать: «Почему это так тебя расстроило?» или «Как ты думаешь, чем это вызвано?».

Перефразирование состоит в передаче говорящему его же сообщения, но словами слушающего. Его целью является проверка точности услышанного.

Перефразирование может начинаться словами: «Как я понял вас...», «По вашему мнению...», «Другими словами, вы считаете...» При этом важно выбирать только существенные, главные моменты сообщения, смысл и идеи, а не чувства собеседника.

Примеры:

1) – Боюсь, меня не возьмут на соревнования в этом году.

– Думаешь, ты недостаточно подготовлен?

Перефразирование дает возможность говорящему увидеть, что его слушают и понимают, а если понимают неправильно, то внести соответствующие коррективы в сообщение.

Резюмирование – это подытоживание основных идей и чувств говорящего. Резюмирующие высказывания помогают соединить фрагменты разговора в смысловое единство. Типичными фразами могут быть следующие: «Вашими основными идеями, как я понял, являются...», «Если подытожить сказанное вами, то...» и т. п.

Отражение чувств

Здесь акцент делается не на содержании сообщения, как при перефразировании, а на отражении слушающим чувств, выра­женных говорящим, его установок и эмоционального состояния.

Отражение чувств помогает также и говорящему — он пол­нее осознает свое эмоциональное состояние. Ведь мы живем в обществе, которое учит нас контролировать свои чувства. Это приводит к тому, что мы часто теряем представление о своих чувствах и испытываем трудности в их выражении.

Отражая чувства собеседника, мы показываем ему, что по­нимаем его состояние, поэтому ответы следует формулировать, насколько это возможно, своими словами. И тем не менее для облегчения рефлексивного отражения чувств можно пользо­ваться определенными вступительными фразами, например: «Мне кажется, что Вы чувствуете...»,   «Вероятно, Вы чувствуете...»

•   «Не чувствуете ли Вы себя несколько...»

31.Педагогическое общение. Стили педагогического общения.

Педагогическое общение - совокупность средств и методов, обеспечивающих реализацию целей и задач воспитания и обучения и определяющих характер взаимодействия педагога и учащихся.

Исследования в области педагогической психологии показывают, что значительная часть педагогических трудностей обусловлена не столько недостатками научной и методической подготовки преподавателей, сколько деформацией сферы профессионально-педагогического общения.

Будет ли педагогическое общение оптимальным, зависит от педагога, от уровня его педагогического мастерства и коммуникативной культуры. Для установления положительных взаимоотношений со студентами преподаватель должен проявлять доброжелательность и уважение к каждому из участников учебного процесса, быть сопричастным к победам и поражениям, успехам и ошибкам обучаемых, сопереживать им. Исследования показывают, что педагоги, акцентирующие собственное "Я", проявляют формализм в отношении к учащимся, поверхностную включаемость в ситуации обучения, авторитарность, подчеркивают собственное превосходство и навязывают свои способы поведения. У педагогов с центрацией на "другом" проявляется неосознанное подлаживание к учащимся, доходящее до самоуничижения.

У педагогов с центрацией "я-другой" выявлено устойчивое стремление строить общение на равных началах и развивать его в диалогической форме. Такое взаимодействие объективно способствует гуманизации отношений "преподаватель - студент" и всего обучения в целом.

Процесс общения преподавателя со студентами может складываться в двух крайних вариантах: 1) взаимопонимание,  слаженность выполнения учебной деятельности, развитие способности прогнозировать поведение друг друга и 2) разлад, отчужденность, неспособность понять и предугадывать поведение друг друга, появление конфликтов.

Достижение положительного результата общения и взаимодействия связано с накоплением и правильным обобщением информации друг о друге, зависит от уровня развития коммуникативных умений педагога, его способности к эмпатии и рефлексии, к наблюдательности, "сенсорной остроте", установлению "раппорта" и умению учитывать репрезентативную систему собеседника, зависит от умения слушать, понимать студента, воздействовать на него посредством убеждения, внушения, эмоционального заражения, изменения стилей и позиций общения, умения преодолевать манипуляции и конфликты. Важную роль играют психолого-педагогическая компетентность преподавателя в области психологических особенностей и закономерностей общения, взаимодействия.

 Стили педагогического общения

Можно выделить шесть основных стилей руководства преподавателем учащихся:

 - автократический (самовластный стиль руководства), когда преподаватель осуществляет единоличное управление коллективом студентов, не позволяя им высказывать свои взгляды и критические замечания, педагог последовательно предъявляет к учащимся требования и осуществляет жесткий контроль за их исполнением;

 - авторитарный (властный) стиль руководства допускает возможность для студентов участвовать в обсуждении вопросов учебной или коллективной жизни, но решение в конечном счете принимает преподаватель в соответствии со своими установками;

 - демократический стиль предполагает внимание и учет преподавателем мнений студентов, он стремится понять их, убедить, а не приказывать, ведет диалогическое общение на равных;

 - игнорирующий стиль характеризуется тем, что преподаватель стремится как можно меньше вмешиваться в жизнедеятельность студентов, практически устраняется от руководства ими, ограничиваясь формальным выполнением обязанностей передачи учебной и административной информации;

 - попустительский, конформный стиль проявляется в том случае, когда преподаватель устраняется от руководства группой студентов либо идет на поводу их желаний;

 - непоследовательный, алогичный стиль  - преподаватель в зависимости от внешних обстоятельств и собственного эмоционального состояния осуществляет любой из названных стилей руководства, что ведет к дезорганизации и ситуативности системы взаимоотношений преподавателя со студентами, к появлению конфликтных ситуаций.

Известный психолог В.А. Кан-Калик выделял следующие стили педагогического общения:

  1. Общение на основе высоких профессиональных установок педагога,  его отношения к педагогической деятельности в целом. О таких говорят: "За ним дети (студенты) буквально по пятам ходят!" Причем в высшей школе интерес в общении стимулируется еще и общими профессиональными интересами, особенно на профилирующих кафедрах.
  2. Общение на основе дружеского расположения.  Оно предполагает увлеченность общим делом. Педагог выполняет роль наставника, старшего товарища, участника совместной учебной деятельности. Однако при этом следует избегать панибратства. Особенно это касается молодых педагогов, не желающих попасть в конфликтные ситуации.
  3. Общение-дистанция относится к самым распространенным типам педагогического общения. В этом случае во взаимоотношениях постоянно прослеживается дистанция во всех сферах, в обучении, со ссылкой на авторитет и профессионализм, в воспитании со ссылкой на жизненный опыт и возраст. Такой стиль формирует отношение "учитель - ученики". Но это не означает, что ученики должны воспринимать учителя как сверстника.
  4. Общение-устрашение - негативная форма общения, антигуманная, вскрывающая педагогическую несостоятельность прибегающего к нему преподавателя.
  5. Общение-заигрывание - характерно для молодых преподавателей, стремящихся к популярности. Такое общение обеспечивает лишь ложный, дешевый авторитет.

Чаще всего в педагогической практике наблюдается сочетание стилей в той или иной пропорции, когда доминирует один из них.

32. Психологическая характеристика воздействия и влияния в процессе общения. Сходство и различие содержания понятий.

Общение - главное культурно-историческое условие передачи общественно исторического опыта, сложный многоплановый процесс установления контактов между людьми, порождаемый потребностями в совместной деятельности, включающий обмен информации, выработку стратегии взаимодействия, восприятия и понимания людьми друг друга.

Виды о.: коммуникация (общение содержание) и интеракция ( общение форма)

Разница:

воздействие - перенос движения/информации/энергии от одного объекта к другому

влияние - процесс и результат изменения одним субъектом поведения и психики другого субъекта, плюс воздействие на состояние, мысли, чувства и действий другого человека с помощью исключительно психологических средств, с предоставлением ему права и времени ответа на это воздействие.

Т.е. воздействие – процесс, а влияние –  процесс и результат.

Виды воздействия: физическое, социально-психологическое, психологическое.

Виды воздействия по сфере деятельности: экономическое, политическое, юридическое и др.

Воздействие как широкое понятие включает влияние, но влияние состоит из актов воздействия.

Психологическое воздействие и влияние синоним.

Виды воздействия: субъект-объектное, субъект-субъектное; прямой, косвенное; произвольное, непроизвольное; непосредственное, опосредованное.

33. Феномен личного влияния. Типы влияния.
34.Тактики влияния: описание и целесообразность применения.

Личное влияние – способность воздействовать на другого побуждающе, успокаивающе, либо другим развивающим образом. Изменяя при этом не только поведение человека, но и взгляды, мотивы, сознание, даже характер.

Если целями воздействия влияющего становится только личный успех, личная выгода и удовлетворение потребностей то это будет проявлением личностного влияния а не  личного, когда же в действие вступают высшие или духовные потребности – потребность в самоактуаизации и мотивации роста, либо потребность служения  другим, мотивация помощи – способность личного влияния.

Личное влияние осуществляется только тогда когда оба субъекта взаимодействия проявляют  добрую волю к общению, когда один человек передает другому свое личное ( знание, опыт),  а другой  искренне хочет принять это.

Тактики и  техники влияния:

  1. Открытое : убеждение (открыто заявить о целях и веских аргументах)
  2. Манипулирование (скрытые, хитрые ходы, уловки, комбинации).
  3. Подавляющее влияние (парализация воли противника, подчинение (психологический бокс, психологическое карате итд).
  4. Нестандартное влияние (сбивает с толку, замешательство)
  5. Внушение: гипнотическое влияние
  6. Стратегическое влияние (большие комбинации, тактические ходы, игра в  шахматы)

Личное влияние – потребности: передача опыта – цели – обучение - стратеггии: развивающее воздействие – результат :?

Личностное влияние - потребности: получить 5 за счет других – цели: личная выгода – стратегия – манипулятивное воздействие – результат: 5

В психологической литературе нам чаще встречается определение понятия «влияние», чем определение понятия «личное влияние». Психологическое влияние определяется как «процесс и результат изменения одним субъектом поведения, психики другого субъекта» или как «воздействие на состояние, мысли, чувства и действия другого человека с помощью исключительно психологических средств, с предоставлением ему права и времени отвечать на это воздействие». Личное же влияние понималось еще в начале XX века как «способность действовать на характер другого лица притягивающе или отталкивающе и иметь при этом успех».

Личное влияние определенное свойство индивида, личностное качество, некую сущностную силу человека, а именно его способность воздействовать на другого побуждающим, сдерживающим, успокаивающим либо другим развивающим образом, изменяя при этом не только поведение человека, но и взгляды, мотивы, сознание и даже характер.

При этом главным результатом и высшей целью личного влияния является изменение, происходящее в сознании и душе другого человека, а не выгодные для влияющего изменения в действиях. Автор «Основ психотехники» Гуго Мюнстерберг отмечал, что основной составляющей феномена личного влияния является обогащение или изменение личности, обладающее постоянством, как бы незначительно оно ни было, и остающееся в распоряжении личности как новая часть его системы знания. Если целями воздействия влияющего становятся только личный успех, личная выгода и удовлетворение собственных потребностей, то это скорее будет проявлением «личностного» влияния, а не «личного». Личностное влияние бывает задействовано практически в каждом акте человеческого общения и взаимодействия в социуме, когда мы удовлетворяем какую-либо из потребностей своей личности: потребность в безопасности, любви, власти, самоуважении. Когда же в действие вступают высшие или духовные потребности – потребность в самоактуализации и мотивация роста, либо потребность в служении другим людям и мотивация помощи, – проявляется способность личного влияния, которая в большей степени связана с сущностью человека, а не с его личностью, роли которой определяет социум. Но как для проявления потребностей в самоактуализации и росте нужны, по А. Маслоу, «хорошие», здоровые условия, так и для проявления способности личного влияния высшего уровня нужна здоровая, зрелая индивидуальность Осуществить истинно личное, или «сущностное», влияние может человек, освободившийся от всех «личностных» пристрастий, от философских догм, предрассудков, стереотипов, социальных норм, отказавшийся от чувства значимости, превосходства, самодостаточности, обладающий творческим или расширенным уровнем сознания. Личное влияние – это акт творчества, а творчество совершается не столько во внешнем мире, сколько внутри человека, который стремится к самопознанию и самосовершенствованию.

Личное влияние осуществляется только тогда, когда оба субъекта взаимодействия проявляют добрую волю к общению, когда один человек передает другому – в открытой, ненасильственной форме – нечто свое, личное (знания, жизненный опыт), а другой искренне хочет перенять это, а не взять силой или выманить хитростью. Очевидно, что взаимодействие людей на таком уровне не может происходить в атмосфере суетливости или агрессивности, когда сознание «засорено» сугубо личностными потребностями. Оно требует наличия в отношениях хотя бы минимального доверия, самораскрытия и снисхождения к позиции партнера.

Сложность, многоаспектность способности личного влияния подтверждается также и представлениями обыденного сознания.

Таким образом, личное влияние – это сложный феномен, представляющий собой и личностную способность, и процесс взаимодействия, и результат воздействия, который не всегда очевиден. Он может проявляться на различных уровнях, в зависимости от развитости самосознания человека и его духовности. Его природа многоаспектна и связана с проявлениями различных биосоциальных свойств человека, а его явные и скрытые эффекты сопряжены как с повседневными поверхностными контактами, так и с более глубокими доверительными отношениями.

Типы влияния

В качестве основания для выделения типов влияния и типов личности были взяты такие свойства, как агрессивность –дружелюбие, эмоциональная нестабильность – саморегуляция, общительность – замкнутость, мотив риска – мотив избегания неудачи, авторитарность–партнерство, а также фрустрированность, конфликтность, импульсивность, рефлексивность, адаптивность, эмпатия, истощаемость, активность, и такие факторы самосознания, как самоуважение, самообладание. Критерий развитого самосознания явился главным в выделении высшего уровня личного влияния, к которому относится тип «Личный магнетизм». Критерий неудовлетворенности отношениями и жизнью в целом явился основным в определении нижнего континуума уровней личного влияния. Согласно этому критерию, нижнюю позицию занимает тип «манипулятивная адаптивность», за ним идут «воинствующая добродетель» и «фрустрационное влияние».

Всего мы выделяем 7 типов влияния, из которых четыре – основные, а три – компенсаторные. Основные типы личного влияния: 1) социальный интеллект, 2) личный магнетизм, 3) фрустрационное влияние, 4) партнерство и доверие на основе эмпатии. К типам компенсаторного, или непрямого, влияния, относятся: манипулятивная адаптивность, ответственность и компетентность, «воинствующая добродетель».

Первый тип влияния – социальный интеллект – объединяет людей легких в общении, хорошо адаптирующихся в любой ситуации, уверенных в себе, с высокой адекватной самооценкой. В основе их общения лежат аффилиативная потребность и мотивация помощи, при этом им свойственна удовлетворенность общением и жизнью в целом. Это личности с хорошей саморегуляцией, умеющие выработать в себе силу воли.

Личный магнетизм – тип влияния, близкий первому, только с еще более выраженным социальным интеллектом, чувством собственного достоинства и высокой степенью принятия себя, а также с более высокими показателями влияния, навыков общения, адаптивности и уверенности в себе. Представители данного типа влияния чувствительны к эмоциональным состояниям других, хорошо понимают людей и их невербальные реакции, дружелюбны, восприимчивы к критике. Их отличительная черта – полное самообладание и чувство такта.

Фрустрационный тип личного влияния рисует нам портрет общительного и даже в чем-то обаятельного человека, легко вступающего в контакт, наделенного чувством юмора, самоуверенного, импульсивного, умеющего рисковать, ориентированного на достижения и результат в значимой деятельности, но при этом не отличающегося высоким самоуважением, самообладанием, стабильностью, рефлексивностью и удовлетворенностью общением. В общении таких людей часто проявляется авторитарный стиль и стремление замкнуть партнера на своих проблемах и эмоциях (эгоцентрическое самораскрытие). Состояние характеризуется напряженностью и дискомфортом, так как в нем преобладают фрустрация, агрессия, конфликтность и невротичность. Фрустрация в жизни этих людей играет важную роль. Любой человек испытает фрустрацию, если ему скажут: «Это у тебя никогда не получится», «Ты ни за что не сможешь сделать подобное» или «Этого тебе не дано». Но для людей данного типа подобные слова одновременно являются вызовом, побуждением к действию. Именно этот конструктивный компонент фрустрации и преобладает у индивидов, склонных к агрессивно-фрустрационному влиянию.

Индивиды с доверительно-партнерским типом влияния представляют собой скромных, внимательных, понимающих и располагающих к доверию собеседников. У них сильно выражены аффилиативная потребность и потребность в самораскрытии, в доверительном общении, при этом они альтруистичны, настроены на поддержание равноправных, партнерских отношений. Эти личности отличаются высокой эмпатией, рефлексией и сензитивностью и, возможно, в силу этого высокой истощаемостью. Такой тип влияния чаще проявляется в атмосфере интимно-доверительного общения, когда партнеры чувствуют себя в безопасности, никто не посягает на их статус-кво и есть условия для реализации потребности в само Следующие три типа влияния являются компенсаторными, или непрямыми, поскольку их представители относятся к категории маловлиятельных, сверхосторожных, не очень уверенных в себе людей. Тем не менее каждая из этих трех групп имеет свои особенности в том, что касается способов воздействия на людей, поэтому рассматривается как самостоятельный тип.

Влияние, проявляющееся как манипулятивная адаптивность, предполагает наличие хороших навыков общения, адаптивности и манипуляторских способностей: гибкости тактики, дипломатичности и одновременно неотвязности, настойчивости в контактах. Данные личности характеризуются также устойчивостью, сензитивностью, осторожностью в принятии решений и мотивацией к избеганию неудач. Они не импульсивны, не любят рисковать, не отличаются высокой уверенностью, ответственностью, их моральные установки и мотивация помощи не очень высоки. раскрытии.

Как устойчивый тип, «манипулятивное влияние» в чистом виде встречается не часто, но как тактика – повсеместно, поскольку имеет не только отрицательный, но и положительный коммуникативный аспект, связанный с гибкостью, проницательностью, социальным интеллектом.

Ориентация на ответственность и компетентность присуща индивидам с очень высокой ответственностью, воспитанным, с достаточно высокими моральными установками и самоуважением. Это в большинстве своем застенчивые люди, у них низкий тестовый показатель влияния, они не импульсивны и не любят рисковать, очень осмотрительны и осторожны в своих действиях и решениях, кропотливы и доскональны в работе. Стремление к стабильности, уступчивость, компетентность, высокая работоспособность и выносливость – их основные черты. Это субъекты, логичные по своей природе, не желающие быстро менять позицию или курс, терпеливые, но способные быть упрямыми. Такие люди добиваются авторитета благодаря своему уму, доскональному знанию предмета, надежности и ответственности. Окружающие знают, что на этих людей можно положиться, они не подведут, поэтому им доверяют и к их мнению прислушиваются. Чаше всего встречается среди представителей профессий, требующих точности, пунктуальности и повышенной ответственности, среди профессий типа «человек–техника».

Седьмой тип влияния – «воинствующая добродетель» (термин заимствован у К. Наранхо; Наранхо, 1995). Его представляют достаточно авторитарные личности с высокими моральными установками, но низкой ответственностью. В их установки входит обязательность правильного, с соблюдением всех норм морали, поведения окружающих, но не всегда – своего собственного. Это редкий тип людей, предъявляющих большие претензии к поведению окружающих, превышающие требования по отношению к самим себе. Таким путем они влияют на других людей, трансформируя свое «Я хочу» в «Ты должен».

Новозеландский психолог Б. Турин (Guerin, 1995) поставил целью своего исследования подтвердить теорию о том, что основные свойства групп могут определять (предсказывать) тактики влияния, которые индивид использует по отношению к ним. Он использовал версию опросника Хинкина и Шришайма, который рассматривает шесть основных тактик влияния:

  • Обмен (exchange) – обмен дружбой или материальными ценностями;
  • Лесть (ingratiation) – завоевание расположения, доверия;
  • Убеждение (rationality) – обращение к логическим доводам и дополнительной информации;
  • Настойчивость (assertiveness) – реализуется в смешении эмоционального напора и конфронтации;
  • Объединение (coalition) – использование поддержки своей группы;
  • Обращение к авторитету (upward appeal) – ссылка на авторитет с целью влияния, призыв.

Б. Турин обнаружил, что настойчивость и тактики обмена используются чаще с индивидом, нежели с группой, и скорее с друзьями, нежели с незнакомыми людьми. Люди пытаются избегать использования этих тактик в групповых ситуациях, так как в группе сила воздействия настойчивости и обмена распределяется между участниками. Результаты относительно влияния на незнакомых людей объясняются теми же причинами, что и результаты воздействия на группу, когда распределение силы воздействия основывается на уменьшении социальных последствий и ответственности в групповых ситуациях. Взаимное социальное предвидение и ответственность, которые требуются при тактиках обмена и настойчивости, слабее выражены в случае с незнакомыми людьми.

Логические и формальные доводы чаще используются в группах, чем с отдельным человеком, и больше с незнакомыми людьми, чем с друзьями. Автор предполагает, что логика и формальность могут оказаться неприемлемыми способами общения с друзьями. В свою очередь, при влиянии на группу сила воздействия логических и формальных аргументов не рассеивается. То есть если результат, обусловленный логическими доводами, верен, эти доводы будут иметь одинаковую силу воздействия на всех членов группы. В случае же с тактиками обмена и настойчивости мы получаем противоположный эффект, так как эти тактики опираются на социальное принятие последствий на протяжении всего процесса влияния. (Примером является использование этих тактик в суде: когда факты или доказательства защиты слабы, то адвокаты стремятся развить перед судом присяжных больше взаимопонимания, используя тактики настойчивости вместо рациональных аргументов.)

Что касается тактик коалиции и обращения к авторитету, то они чаще используются в группе, чем с отдельным человеком, и в большей степени с незнакомыми, чем с друзьями.

Результаты в отношении тактик завоевания расположения путем заискивания и лести не продемонстрировали различий между воздействием на группу и на отдельного человека, на друзей или незнакомых людей. Кроме того, эти тактики рассматриваются негативно: участники отметили, что другие люди используют эти тактики чаще, чем они сами, и чаще с незнакомыми людьми, чем с друзьями. Это согласуется со взглядами многих других психологов, согласно которых заискивание является своего рода «недозволенным» поведением.

Таким образом, если вы решили воздействовать не на одного человека, а на целую группу, или на незнакомых вам людей, то лучше полагаться на логические и формальные доводы; при этом неплохо сослаться на авторитет или обратиться за поддержкой к своей группе. А вот при общении друзей или супругов логика и формальность неприемлемы (рис. 10.ба). Здесь более эффективной может оказаться тактика обмена или эмоционального напора (рис. 10.66). Лесть и заискивание также могут иметь сомнительный эффект. Если вам нравится их использовать, то делайте это лучше с незнакомыми людьми, чем с друзьями.

35.Понятие отношений в психологической науке. Современная классификация типов отношений.
36.Психологическая характеристика общественных и психологических отношений.

Типы отношений:

Официальные, неофициальные (по работе); по горизонтали, по вертикали; деловые (совместная деятельность), личные (не связаны с выполнением совместной деятельности); рациональные (на объект),эмоциональные (на субъект)

Общественные отношения: идеологические, экономические, политические, социальные.

Целые группы формируют тип межличностных отношений и определяют степень взаимосвязанности между индивидуумами. Условные типы отношений могут быть следующими:

а) приятельские (знакомства, определяемые степенью межличностной привлекательностью, не обязывающие к устойчивому сохранению связей);
б) товарищеские (отношения, возникающие в официальной организации, имеющие деловую направленность, достаточно формализованные, определяемые социальной деятельностью людей);
в) дружеские (отношения, дифференцируемые на эмоциональные (исповедальные) и инструментальные (действенные);
г) супружеские, включающие все многообразие взаимодействий.

Сущность общественных и психологических отношений. В процессе своей жизни и деятельности, производства и потребления материальных благ люди вступают во взаимодействие друг с другом, в результате чего возникают и развиваются общественные отношения. Их характер и содержание во многом обусловлены условиями самого взаимодействия, целями, преследуемыми конкретными людьми в его ходе, а также местом и ролью, которые они занимают в обществе.

Существуют определенные общественные отношения:

  1. по форме проявления они включают в себя материальные (экономические или производственные), правовые, идеологические, политические, моральные, религиозные, эстетические и другие отношения;
  2. с точки зрения принадлежности к различным субъектам можно говорить о национальных (межнациональных), классовых конфессиональных и т. п. отношениях;
  3. анализ функционирования связей между людьми в обществе позволяет выделить отношения по вертикали и горизонтали;
  4. по характеру регламентированности общественные отношения делятся на официальные и неофициальные

Все виды общественных отношений пронизаны психологическими отношениями людей, то есть субъективными связями, возникающими в результате их фактического взаимодействия и сопровождаемыми уже различными эмоциональными и другими переживаниями (симпатиями и антипатиями) индивидов, в них участвующих.

Разница между общественными и психологическими отношениями состоит в том, что первые по своей природе «материальны» и являются следствием определенного распределения социальных ролей в обществе, которые в большинстве случаев воспринимаются как должное, носят в известном смысле обезличенный характер. Психологические отношения полностью субъективны.

В общественных отношениях проявляются, прежде всего, существенные особенности социальных связей между сферами жизнедеятельности людей, видами труда и общностей. В них присутствует объективная зависимость друг от друга лиц, исполняющих определенные социальные функции (роли), но при этом безотносительно к тем конкретным индивидам, которые при реализации этих функций вступают во взаимодействие и персонифицируют их своими личностными характеристиками.

Психологические (межличностные) отношения – результат непосредственных контактов между конкретными людьми, которые наделены определенными характеристиками, способны выражать свои симпатии и антипатии, осознавать и переживать их

Личность неизбежно представлена в системе общественных отношений, то есть в некотором «социальном контексте», отражающем картину реальных отношений личности с внешним миром. Каждый индивид, каждая группа вступают в отношения между собой.

Отдельные моменты общественных отношений представляются их участникам всего лишь как межличностные взаимоотношения, которые и воспринимаются соответствующим образом: «злой человек», «лукавый торговец», «бездушный чиновник» и т. п. Сплошь и рядом мотивы поведения объясняются именно этой, лежащей на поверхности картиной отношений, а вовсе не действительными, объективными отношениями. Все усложняется еще и тем, что психологические отношения есть действительная реальность общественных отношений – вне их нет где-то «чистых» общественных отношений. Поэтому почти во всех групповых взаимодействиях участники выступают одновременно в двух качествах – как исполнители безличной социальной роли и как неповторимые человеческие личности.

Каждая сторона в системе межличностных отношений связана особыми правами и обязанностями. Это позволяет ввести понятие «межличностная роль» как фиксацию положения человека в системе не общественных отношений, а одних только групповых связей, на основе не объективного места в этой системе, а лишь индивидуальных психологических особенностей личности.

Среди межличностных ролей, возникающих в конкуренции из-за сходных интересов, могут быть «соперник», «враг», «заговорщик» и «союзник». А в ситуациях, например, сотрудничества могут быть «коллега», «партнер», «поставщик», «клиент», «поклонник» и др. Именно отражением такого рода связей и особенностей выступают определения типа «рубаха-парень», «свой в доску», «козел отпущения» и т. п.

Есть различие между межличностными и социальными ролями. Несмотря на то что оба типа ролей могут определяться своеобразием ожиданий участников межличностных отношений, межличностные и социальные роли различны.

Социальные роли стандартизированы и безличны. Права и обязанности остаются неизменными независимо от того, кто их исполняет. Однако права и обязанности, которые устанавливаются в межличностных ролях, целиком зависят от индивидуальных особенностей участников, их чувств и предпочтений. Каждый реализует собственный тип взаимодействия и общения с партнером, приспосабливаясь к требованиям, предъявляемым ему конкретными индивидами, с которыми он вступает в контакт. Тем не менее обнаружение личностных черт в стиле исполнения социальной роли вызывает в других членах группы ответные реакции, и, таким образом, в группе возникает определенная система межличностных отношений.

Отношение — субъективная сторона отражения действительности, результат взаимодействия человека со средой. В психологии – в самом общем виде – взаиморасположение объектов и их свойств.

Основоположником психологии отношений в России был А. Ф. Лазурский. По мнению Лазурского, отношение является системообразующим фактором структуры личности. Характеризуя личность как сложное целое, он разделил ее проявления на два рода: эндопсихические и экзопснхические. Эндопсихика — это совокупность всех взаимосвязанных и взаимозависимых психических элементов и функций. Это — «внутренний механизм человеческой личности»

Экзопсихика определяется отношением личности к внешний объектам, к среде. Понятие среды берется в самом широком смысле слова. Это - природа, материальные вещи, другие люди, социальные группы, наука, искусство, религия, душевная жизнь самого человека. Отношения к разным категориям действительности отличаются по форме отношений, форме достижений, форме удовлетворения ими, по направленности (по знаку) (положительное - отрицательное). Фундаментом личности, по мнению Лазурского, выступают 2 вида отношений: 1) отношения между личностью и окружающей средой и 2) отношения между эндо- и экзопсихическими ее проявлениями. Эти отношения проходят разные уровни развития, причем на разных уровнях разными являются и их соотношения.

 Исходным для психологии личности, по Мясищеву, является характеристика сущности человека как ансамбля общественных отношений. Общественные отношения существуют в двух формах: как объективные отношения и как субъективные отношения.

 Последние им называются также отношениями личности, психологическими, внутренними, жизненными отношениями. Отражая объективные общественные отношения, эти субъективные отношения «в наибольшей степени характеризуют личность каждого человека... Именно эти внутренние отношения в действительности составляют ядро личности» Психологические отношения составляют системообразующее качество личности. В развитом виде они представляют целостную систему индивидуальных, избирательных, сознательных связей с различными сторонами объективной действительности. Уровни развития системы отношений определяются: 1) уровнем отношений личности: идейный, конкретно-личный и витальным; 2) сравнительной ролью общественно-коллективистических и индивидуально-эгоистических тенденций во взаимоотношениях с людьми; 3) избирательно положительным или отрицательным характером отношении к тем или иным объектам в той или иной форме деятельности. По этим основаниям выделяется 3 уровня в развитии системы отношений. Так, нижнему уровню соответствует примитивный, витальный, ситуативно обусловленный характер отношений (влечений). Среднему уровню соответствует преобладание отношений конкретно-личного характера личной симпатии, антипатии, непосредственного утилитарного интереса или расчета Высшему уровню соответствует преобладание идейных отношений – убеждений, сознания долга общественно-коллективистических мотивов. В. Н. Мясищев предложил оригинальную концепцию измерения отношений. В качестве параметров этого измерения им были выделены степень устойчивости, базовый характер, производность от базовых отношений, доминантность, эмоциональность, степень обобщенности, принципиальность, степень активности, уровень сознательности.

 Система отношений образуется в результате развития, воспитания и самовоспитания человека. Эти процессы протекают в условиях общения и общественной практики.

37.Деловое общение: определение, виды и их специфика

1. Специфические особенности делового общения

Специфика делового общения заключается в том, что столкновение, взаимодействие экономических интересов и социальное регулирование осуществляются в правовых рамках. Чаще всего люди вступают в деловые отношения, чтобы юридически оформить взаимодействия в той или иной сфере. Идеальным результатом взаимодействия и правового оформления отношений становятся партнерские отношения, построенные на основах взаимного уважения и доверия.

Другой специфической особенностью делового общения является его регламентированность, т. е. подчиненность установленным правилам и ограничениям.

Эти правила определяются типом делового общения, его формой, степенью официальности и теми конкретными целями и задачами, которые стоят перед общающимися. Эти правила определяются национальными культурными традициями и общественными нормами поведения.

Они фиксируются, оформляются в виде протокола (делового, дипломатического), существуют в виде общепринятых норм социального поведения, в виде этикетных требований, ограничений времен ной рамки общения.

Важная особенность делового общения - это строгое соблюдение его участниками ролевого амплуа.

К особенностям делового общения относится и повышенная ответственность участников за его результат.

Деловое общение требует и более строгого отношения к использованию его участниками речевых средств. В деловом общении не допускаются бранные слова и нецензурные выражения, просторечие, нежелательным является использование слов ограниченной сферы употребления (жаргонизмов, диалектизмов, архаизмов и др.).

2. Виды делового общения.

В зависимости от различных признаков деловое общение делится на:

  1. устное - письменное (с точки зрения формы речи);
  2. диалогическое - монологическое (с точки зрения однонаправленности / двунаправленности речи между говорящим и слушающим);
  3. межличностное - публичное (с точки зрения количества участников);
  4. непосредственное - опосредованное (с точки зрения отсутствия / наличия опосредующего аппарата);
  5. контактное - дистантное (с точки зрения положения коммуникантов в пространстве).

Дистантное, всегда опосредованное общение (телефонный разговор, почтовое и факсовое отправление, пейджинговая связь и т. п.) отличается от контактного, непосредственного повышенным вниманием к интонационному рисунку речи (устное общение), краткостью и регламентированностью, невозможностью использования жестикуляции и предметов в качестве носителей информации.

Деловое общение представляет собой широкий диапазон жанровых разновидностей письменного и устного общения.

Совещание, собрание представляют собой особый тип протокольного общения, в котором по большей части представлена монологическая деловая речь, не только имеющая письменную природу, но и существующая сразу в двух формах устной и письменной.

В отличие от личностно-ориентированного общения, предметом которого выступает характер отношений между его участниками, цель делового взаимодействия лежит за пределами процесса общения. Это такое взаимодействие людей, которое подчинено решению конкретной задачи (производственной, научной, коммерческой и т. д.), стоящей перед организацией (фирмой, предприятием), что накладывает определенные рамки на поведение людей.

Выделим следующие ключевые характеристики организационной структуры, которые определяют специфику делового взаимодействия.

  1. Достаточно жесткая регламентация целей и мотивов общения, способов осуществления контактов между сотрудниками. В результате деловое общение оказывается в значительной степени формализованным, отстраненным, «холодным».
  2. Иерархичность построения организации, в соответствии с которой между подразделениями и сотрудниками закрепляются отношения подчинения, зависимости, неравенства; это, безусловно, оказывает серьезное влияние на характер межличностного взаимодействия. Одним из следствий этой особенности организационной структуры становится проблема эффективности обратной связи, передачи точной и по возможности полной информации по звеньям иерархической пирамиды.
  3. Мотивация труда как необходимое условие эффективной деятельности организации или предприятия. Необходимость в особых усилиях по стимулированию труда может быть отчасти объяснена объективной противоречивостью поведения и самоощущения человека в организации: в деловом общении он выступает одновременно как конкретная целостная личность и как представитель организации, то есть носитель определенных профессионально-ролевых функций.

Выделенные принципы жизнедеятельности любой организации предопределяют особенности межличностного взаимодействия в деловой среде и требования, которые предъявляются к нему. Эти требования могут быть сформулированы в виде следующих правил:

  • четко определяйте цели своего сообщения;
  • делайте сообщение понятным и доступным для восприятия разными группами работников: находите конкретные иллюстрации общих понятий, развивайте общую идею, используя яркие примеры;
  • делайте сообщения по возможности краткими и сжатыми, отказывайтесь от излишней информации, привлекайте внимание партнеров лишь к тем проблемам, которые касаются их непосредственно;
  • в разговоре с сотрудниками следуйте правилам активного слушания, демонстрируйте собеседникам сигналы вашего понимания и готовности к совместным действиям.

В теории управления деловая беседа рассматривается как вид делового общения, специально организованный предметный разговор, служащий для решения управленческих задач. Он всегда имеет конкретный предмет и происходит, как правило, между представителями одной организации.

Выделяют следующие цели проведения деловой беседы:

– стремление одного собеседника оказать определенное влияние на другого, вызвать у другого человека или группы желание действовать с целью изменения существующей деловой ситуации или деловых отношений;

– анализ руководителем мнений и высказываний сотрудников для выработки соответствующих решений.

Деловая беседа благодаря эффекту обратной связи, который наиболее ярко проявляется именно в непосредственном межличностном взаимодействии, позволяет руководителю быстро реагировать на высказывания собеседника в соответствии с конкретной ситуацией, то есть с учетом цели, предмета и интересов партнеров, повышает его компетентность благодаря учету, критической проверке и оценке мнений, предложений, идей, возражений и критических замечаний, высказанных в беседе.

При проведении деловых бесед сформулированные выше требования к межличностной коммуникации в деловой среде приобретают следующую форму:

  • сознательная настройка на уровень своего собеседника, учет содержания выполняемых им задач, его полномочий и сферы ответственности, жизненного и трудового опыта, интересов, особенностей его мышления и речи;
  • рациональная организация процесса беседы
  • простота, образность, четкость языка как условие доходчивости информации, следовательно, ориентации на собеседника.

Беседа при приеме на работу носит характер интервью, основная цель которого – оценить деловые качества поступающего на работу.

Беседа при увольнении с работы имеет две разновидности: 1) беседа, связанная с незапланированным, добровольным уходом сотрудника и 2) беседа в ситуации, когда работника приходится увольнять или сокращать.

Необходимость в проблемных и дисциплинарных беседах бывает вызвана либо сбоями в деятельности сотрудника, потребностью дать критическую оценку его работе, либо фактами нарушения дисциплины. В процессе подготовки проблемной беседы важно ответить заранее на вопросы о смысле, цели, результатах, средствах и методах решения проблемы. Основная линия руководителя при подготовке к проблемной беседе сводится к тому, чтобы подчиненный принял позицию руководства. При этом существуют некоторые правила, позволяющие избежать «разноса» и провести беседу с конструктивными результатами. Для этого следует:

1. Получить необходимые сведения о сотруднике и его работе.

2. Построить беседу, соблюдая следующую очередность в сообщении информации:

  • сообщение, содержащее положительную информацию о деятельности сотрудника;
  • сообщение критического характера;
  • сообщение похвально-поучительного характера.

3. Быть конкретным и избегать неясностей (например, оборотов типа: «вы сделали не то, что нужно»; «вы не выполнили задания» и т. п.).

4. Критиковать выполнение задания, а не личность.

Основная задача начала беседы – установить контакт с собеседником, создать атмосферу взаимопонимания, пробудить интерес к разговору. В литературе приводится ряд приемов, использование которых особенно эффективно в начале беседы:

  • метод снятия напряженности, то есть использование теплых слов, личного обращения, комплиментов, шуток для установления более тесного контакта с собеседником;
  • метод «зацепки», то есть использование какого-либо события, сравнения, личного впечатления, анекдота или необычного вопроса для образного представления сути проблемы, обсуждению которой будет посвящена беседа;
  • метод стимулирования игры воображения, то есть постановка множества вопросов по ряду проблем, которые должны рассматриваться в беседе;
  • метод «прямого подхода», то есть непосредственный переход к делу без какого-либо обсуждения – краткое сообщение о причинах, по которым назначена беседа, и быстрый переход к конкретному вопросу.

При подготовке и проведении делового совещания следует помнить, что особенности группового поведения (от распределения ролей в группе до группового давления) будут оказывать серьезное влияние на характер межличностного взаимодействия его участников.

В теории управления деловое совещание определяется как форма организованного, целенаправленного взаимодействия руководителя с коллективом посредством обмена мнениями. Это своеобразный форум по выработке ключевых решений и способ координации активности людей и подразделений. Совещание – средство управления, и, как любое средство достижения желаемого результата, оно должно быть использовано надлежащим образом. Неудачное совещание может вызвать материальные и психологические потери в результате принятия неадекватных решений.

Взаимодействие в любой организованной группе – процесс направляемый. К деловым совещания это относится в полной мере. Эффективность совещаний зависит от руководства ими. На всех этапах совещания необходимо воздействовать на участников таким образом, чтобы они были включены в обсуждение поставленных вопросов и стремились к их решению. Для достижения этой цели руководитель должен осуществить ряд действий, учитывающих особенности группового поведения. В их числе:

  • обеспечение начала работы совещания в точно назначенное время, представление участников, объявление повестки дня и изложение предмета и цели совещания;
  • четкое и понятное всем присутствующим изложение выдвинутой на обсуждение проблемы, постановка вопросов, выделение основных моментов, способствующих возникновению на совещании творческой дискуссии;
  • фиксация всех высказываний, выявляющих трудности и препятствия и указывающих пути их преодоления;
  • экономия времени;
  • корректное прерывание выступлений, повторяющих уже изложенные факты, а также носящих нерациональный, пространный, противоречивый и поверхностный характер или лишенных конкретности;
  • периодические обобщения уже достигнутого, четкая формулировка задач, которые еще предстоит решить, немедленное выяснение всех недоразумений, возникающих между участниками совещания;
  • подведение итогов совещания, определение вытекающих из него задач, указание лиц, ответственных за их выполнение, благодарность сотрудникам за участие в работе совещания.

Основным индикатором совместимости являются эмоциональные переживания при взаимодействии, наиболее ярким проявлением которых служит эмпатия как особый способ понимания.

38.Общение в сфере средств массовой информации.
40. Основные характеристики массовой коммуникации и межличностного общения

Средства массовой коммуникации (СМК) – это исторически сложившийся специфический социальный институт, который путем быстрой передачи информации реализует задачу формирования мировоззрения и общественного мнения большой, разнородной и анонимной аудитории в соответствии с плановыми установками общественно-политической системы.

Массовая коммуникация – опосредованное общение, то есть такая форма общения, при которой почти отсутствуют личный контакт, непосредственное взаимодействие людей, постоянная и активная обратная связь, но сохраняются такие элементы личного общения, как сопереживание, соучастие и некоторые другие.

Чем больше современный человек вовлекается в сферу действия средств массовой коммуникации (СМК), то есть выступает как потребитель информации и относительно пассивный участник «беседы» с диктором, писателем, журналистом, тем сильнее он испытывает своеобразный «голод» в человеческих контактах.

Сила, действенность, формы влияния СМК, преобладание тех или иных функций, осуществляемых ими в обществе, определяются и обусловливаются социальной системой, которую они обслуживают.

Телевидение, радио и печать формируют общественное мнение и мировоззрение людей, являются действенным воспитательным и социализирующим средством.

Чрезвычайно важный момент процесса массовой коммуникации – это двухступенчатый характер прохождения любой информации. Любое сообщение, услышанное по радио или прочитанное в газете, человек вольно или невольно соотносит с мнением, оценками, суждениями (действительными или предполагаемыми) других людей, и это иногда определяет отношение к полученной информации.

Межличностное общение, как мы знаем, характеризуется хорошей обратной связью; любой из участников общения всегда может попросить уточнить смысл высказывания, проясняет смысл и подтекст сообщения и т. д. В сфере средств массовой коммуникации также существуют разнообразные формы обратной связи.

Эффективность массовой коммуникации – это сложный процесс, развертывающийся во времени и представляющий собой совокупность изменений разного уровня и аудитории. Это могут быть предпочтения (выписывается определенная газета), реакции (одна статья в газете вызывает зевоту, вторая–«проглатывается»), смещения (прослушав передачу, люди пересматривают свои оценки, появляется критическое отношение к некоторым суждениям и поступкам). Иногда ради интересной передачи человек способен полностью перестроить расписание дел на определенный день. Наконец, это перемены (совокупные изменения во взглядах, убеждениях человека, новые, непривычные для него поступки и действия). Последнего рода изменения наиболее редки и вызываются комплексом всех социальных воздействий.

Люди имеют тенденцию смотреть и слушать то, что по духу близко их предрасположениям. Это справедливо как для личной беседы, так и для СМК. Большинство людей доверяются таким сообщениям, которые интересны для них и не противоречат их знаниям и установкам, и избегают тех, что не совпадают с ценностями, опытом, раздражают

Решающее влияние на реальное поведение человека в сфере средств массовой коммуникации может оказать факт принадлежности человека к определенной группе, особенно к той, которая имеет значительный авторитет и вес в глазах человека, к группе, чьи нормы, ценности, установки он одобряет и разделяет (так называемая эталонная или референтная группа). Например, семья подростка или юноши любит и ценит классическую музыку, а его сверстники и друзья являются поклонниками современного джаза. Ориентация подростка на радио- и телепередачи определенного типа будет зависеть от того, какая именно группа – семья или друзья – является для него референтной.

Если мнение коммуникатора противоречит групповым установкам, человек просто не воспримет точку зрения передающего. Однако если между групповыми нормами и мнением человека есть расхождения, разногласия, то под воздействием коммуникатора человек может значительно изменить свою точку зрения. В подобных ситуациях действует известный психологический механизм – люди чувствуют себя увереннее, если знают о поддержке со стороны других. Даже когда люди остаются в меньшинстве при решении спорных вопросов, они ориентируются на воображаемую группу, которая, возможно, разделяет их точку зрения.

Первоначальная позиция слушателя, зрителя в значительной мере предопределяет успех или неудачу предлагаемого мнения, сообщения. Если различие между позициями оказывается существенным, происходит размежевание взглядов (так называемый «эффект контраста»). Подобный дисфункциональный эффект может возникнуть в аудитории религиозных людей после выступления на атеистические темы психологически слабо подготовленного лектора. При небольших различиях налицо «эффект ассимиляции» – усвоение точки зрения, которая представлялась чуждой и далекой, согласие с доводами коммуникатора, принятие его позиции.

Важнейшими факторами, определяющими выбор, степень усвоения и принятия информации, степень удовлетворенности человека аудитории, а в конечном итоге степень эффективности средств массовой коммуникации, являются свойства реципиентов, их установки, интересы и т. п.

Важной побудительной причиной первоначального выбора может оказаться ориентация на лидера мнения. В каждой первичной группе имеются люди, более информированные по определенным вопросам, чем остальные члены группы, и более активные по отношению к определенным средствам массовой коммуникации. Именно их мнения служат ориентирами для членов группы.

Таким образом, лидеры мнений – это люди, активно собирающие информацию по интересующему их кругу проблем, оказывающие серьезное влияние на круг своих родственников, знакомых, друзей и являющиеся своеобразными «моделями» мнений для своей группы.

Известно, что сообщение, услышанное первым, лучше воспринимается, вызывает больший интерес, а услышанное последним – лучше запоминается.

Роль установки и другого типа предрасположений проявляется в избирательности по отношению к отдельным средствам МК, а также в интерпретации информации.

Такие личностные свойства реципиента, как интеллект, эмоциональность, социально-демографические характеристики (пол, возраст, образование), многое объясняют во взаимоотношениях личности и средств массовой коммуникации. Использование, предпочтение различных средств изменяется в зависимости от образовательного уровня аудитории. Чем выше образование, тем выше опора на печать. И наоборот, чем ниже образование, тем больше тяга и доверие к образно-звуковым зрительным средствам. Известно, что прямой путь убеждения с помощью хорошо продуманных и доказательных аргументов оказывается более действенным, если направляется в адрес мыслящих людей, привыкших все анализировать и взвешивать; косвенный путь (через намеки и подсказки) более пригоден для тех, кто не привык анализировать либо мало заинтересован в подобной информации.

Массовая коммуникация прежде всего характеризуется:

наличием технических средств, обеспечивающих регулярность, и тиражированностью;

социальной значимостью информации, способствующей повышению мотивированности массовой коммуникации;

массовостью аудитории, которая вследствие ее рассредоточенности и анонимности требует тщательно продуманной ценностной ориентации;

многоканальностью и возможностью выбора коммуникативных средств, обеспечивающих вариативность и вместе с тем нормативность массовой коммуникации.

Массовая коммуникация как разновидность человеческого общения, безусловно, обладает определенными специфическими особенностями, которые накладывают свой отпечаток на сам процесс общения и на его структурные компоненты. Как и в любом виде общения, здесь можно выделить следующие компоненты:

коммуникатор, т. е. тот, кто сообщает информацию аудитория, т. е. те, кому говорят, сообщают информацию канал, т. е. техническое средство, с помощью которого осуществляется передача сообщения.

Следует подчеркнуть особую роль канала в массовой коммуникации, т. к. именно опосредованность общения техническими средствами задает, предопределяет основные специфические особенности массовой коммуникации как разновидности человеческого общения.

Следующая важная особенность массовой коммуникации заключается в том, что из-за опосредованности техническими средствами в ней отсутствует прямой непосредственный контакт коммуникатора и аудитории. Иначе говоря, в массовой коммуникации отсутствует непосредственная обратная связь. Надо отметить и такую особенность общения в условиях массовой коммуникации как повышенную требовательность в обществе норм общения по сравнению с межличностным общением. Это диктуется тем, что передаваемые сообщения должны быть максимально четкими понятными для самой широкой аудитории. Кроме того, отсутствие непосредственной обратной связи, как правило, не дает возможность сразу заметить и исправить допущенную оговорку или ошибку.

Уникальность коммуникационного процесса в СМК связана с его следующими свойствами:

- диахронность - коммуникативное свойство, благодаря которому сообщение сохраняется во времени;

- диатопность - коммуникативное свойство, позволяющее информационным сообщениям преодолевать пространство;

- мультиплицирование - коммуникативное свойство, благодаря которому сообщение подвергается многократному повторению с относительно неизменным содержанием;

- симультанность - свойство коммуникационного процесса, позволяющее представлять адекватные сообщения множеству людей практически одновременно;

- репликация - свойство, реализующее регулирующее воздействие массовой коммуникации.

Хараткеристики массовой и межлиностной коммуникации.   

1.Опосредованность общения техническими средствами

Непосредованный контакт в общении

2.Общение больших социальных групп

 Общение в основном отдельных индивидов

3.Ярко выраженная социальная ориентированность общения

 Как социальная, так и индивидуально-личностная ориентированность общения

   4.Организованный, институциональный характер общения

 Как организованный, так и (в большей мере) спонтанный характер общения

5.Отсутствие непосредственной связи между коммуникатором и аудиторией в процессе общения

 Наличие непосредственной обратной связи между обращающимися в процессе коммуникативного акта

 6.Повышенная требовательность к соблюдению принятых норм общения

 Более «свободное» отношение к соблюдению принятых норм общения

 7.Одноправленность информации и фиксирование коммуникативных ролей

 Переменная смена направленности информации и коммуникативных ролей

  8.«Коллективный» характер коммуникатора и его публичная индивидуальность

 «Индивидуальный» характер коммуникатора и его «приватная» индивидуальность

   9.Массовая, стихийная, анонимная, разрозненная аудитория

 Реципиент - отдельный конкретный человек

   10. Массовость, публичность, социальная актуальность и периодичность сообщений

 Единичность, приватность, универсальность, социальная и индивидуальная актуальность, необязательная периодичность

   11. Преобладание двухступенчатого характера восприятия сообщения

 Преобладание непосредственного восприятия сообщения

41. Переговоры в процессе делового общения.

Переговоры являются ос­новным средством получить от других людей то, что вы хотите.

Метод принципиальных переговоров, разработанный в рамках Гарвардского проекта по перего­ворам, состоит в том, чтобы решать проблемы на основе их ка­чественных свойств, т. е. исходя из сути дела, а не торговаться по поводу того, на что может пойти или нет каждая из сторон

Вообще переговоры отличаются друг от друга, однако основ­ные их элементы неизменны.

Не ведите позиционный торг

Спор по поводу позиций приводит к неразумным соглашениям

Когда участники переговоров спорят по поводу позиций, они обычно сами ограничивают себя рамками этих позиций. Чем больше вы проясняете свою позицию и защищаете ее от напа­док, тем больше вы себя с ней связываете. Чем больше вы пыта­етесь убедить другую сторону в невозможности изменить свою первоначальную позицию, тем труднее становится это сделать для вас. Ваше «я» отождествляется с вашей позицией.

Позиционный торг неэффективен

Позиционный спор создает благоприятную почву для раз­личного рода уловок, задерживающих принятие решения. При позиционном торге вы пытаетесь улучшить свой шанс на дос­тижение выгодной вам договоренности, с самого начала выд­вигая свою крайнюю позицию, упорно ее отстаивая, стараясь ввести другую сторону в заблуждение относительно ваших истинных взглядов, и делаете небольшие уступки, необходи­мые только для продолжения переговоров.

Позиционные переговоры угрожают продолжающим­ся отношениям

Позиционный спор превращается в состязание воли. Каж­дый участник заявляет, на что он пойдет, а на что нет. Задача совместной выработки приемлемого решения имеет тенденцию превратиться в битву. Каждая сторона с помощью одной толь­ко силы воли принуждает другую сторону изменить позицию

При наличии многих сторон позиционный торг усугуб­ляется

Хотя вести переговоры между двумя участниками — вами и другой стороной — удобнее, фактически почти каждое обсуж­дение затрагивает более двух человек. За столом переговоров могут находиться люди, представляющие интересы различных групп; может быть и так, что каждая из сторон представляет избирателей, вышестоящих начальников, правления директо­ров или комитеты, с которыми им приходится иметь дело. Чем больше людей втянуто в переговоры, тем серьезнее становятся недостатки, свойственные позиционному торгу.

Дружелюбие не выход из положения

Вместо того чтобы рас­сматривать другую сторону в качестве противника, они воспри­нимают ее как дружественную. Вместо того чтобы делать ставку на достижение победы, они подчеркивают необходимость до­стичь соглашения. Стратегия мягкого подходя состоит в том, чтобы делать предложение и идти на уступки, доверять другой стороне, быть дружелюбным и поддаваться там, где это необхо­димо, с целью избежать конфронтации.

Этот метод, названный принципиальными переговорами, или переговора­ми по существу, может быть сведен к четырем основным пунк­там

Люди. Сделайте разграничение между участниками перего­воров и предметом переговоров.

Интересы. Сосредоточьтесь на интересах, а не на пози­циях.

Варианты. Прежде чем решить, что делать, выделите круг возможностей.

Критерии. Настаивайте на том, чтобы результат основывал­ся на какой-то объективной норме.

Первый пункт учитывает тот факт, что человеческие суще­ства не компьютеры. Мы существа с сильными эмоциями, у ко­торых часто радикально различное восприятие, и нам бывает трудно общаться. Как правило, эмоции связываются с объектив­ными свойствами проблемы. Предпочтение той или иной пози­ции ухудшает дело, ибо люди идентифицируются со своими по­зициями.

Второй пункт нацелен на преодоление недостатков, которые проистекают из концентрации внимания на позициях, заявлен­ных участниками, в то время как цель переговоров состоит в удовлетворении их подспудных интересов. Второй базо­вый элемент данного метода: сосредоточьтесь на интересах, а не на позициях.

Третий пункт касается трудностей, возникающих при выра­ботке оптимальных решений под давлением. Попытки принять решение в присутствии противника сужают поле вашего зре­ния. Отсюда вытекает третий базисный пункт: разработайте взаимовыгодные варианты.

42. Компетентность в общении. Пути и способы ее развития.

Коммуникативная компетентность рассматривается как система внутренних ресурсов, необходимых для построения эффективной коммуникации в определённом круге ситуаций личностного взаимодействия. Компетентность в общении имеет, несомненно, инвариантные общечеловеческие характеристики и в тоже время характеристики, исторически и культурно обусловленные.

Развитие компетентного общения в современных условиях предполагает ряд принципиальных направлений его гармонизации. При этом для практики развития коммуникативной компетентности, важно ограничить такие виды общения, как служебно-деловое или ролевое и интимно-личностное. Основание для различия является обычно психологическая дистанция между партнёрами, это я - ты контакт. Здесь другой человек приобретает статус ближнего, а общение становится доверительным в глубоком смысле, поскольку речь идет о доверии партнёру себя, своего внутреннего мира, а не только “внешних” сведений, например, связанных с совместно решаемой типовой служебной задачей.

Компетентность в общении предполагает готовность и умение строить контакт на разной психологической дистанции - и отстранённой и близкой. Трудности порой могут быть связаны с инерционностью позиции - владением какой-либо одной из них и её реализацией повсеместно, независимо от характера партнёра и своеобразия ситуации. В целом компетентность в общении обычно связана с овладением не какой-либо одной позицией в качестве наилучшей, а с адекватным приобщением к их спектру. Гибкость в адекватной смене психологических позиций - один из существенных показателей компетентного общения

Компетентность во всех видах общения заключается в достижении трёх уровней адекватности партнёров - коммуникативной, интерактивной и перцептивной. Следовательно, можно говорить о различных видах компетентности в общении. Личность должна быть направлена на обретение богатой многообразной палитры психологических позиций, средств, которые помогают полноте самовыражения партнёров, всем граням их адекватности - перцептивной, коммуникативной, интерактивной.

Реализация личностью своей субъективности в общении связана с наличием у неё необходимого уровня коммуникативной компетентности.

Коммуникативная компетентность складывается из способностей:

Давать социально-психологический прогноз коммуникативной ситуации, в которой предстоит общаться;

Социально-психологически программировать процесс общения, опираясь на своеобразие коммуникативной ситуации;

Осуществлять социально-психологическое управление процессами общения в коммуникативной ситуации.

Прогноз формируется в процессе анализа коммуникативной ситуации на уровне коммуникативных установок.

Коммуникативная установка партнёра - это своеобразная программа поведения личности в процессе общения. Уровень установки может прогнозироваться в ходе выявления: предметно-тематических интересов партнёра, эмоционально-оценочных отношений к различным событиям, отношение к форме общения, включенности партнёров в систему коммуникативного взаимодействия. Это определяется в ходе изучения частоты коммуникативных контактов, типа темперамента партнёра, его предметно-практических предпочтений, эмоциональных оценок форм общения.

При таком подходе к характеристике коммуникативной компетентности целесообразно рассмотреть общение как системно - интегрирующий процесс, который имеет следующие составляющие.

Коммуникативно-диагностическую (диагностика социопсихологической ситуации в условии будущей коммуникативной деятельности, выявление возможных социальных, социально-психологических и других противоречий, с которыми возможно предстоит столкнуться личности в общении)

Коммуникативно-программирующую (подготовка программы общения, разработка текстов для общения, выбор стиля, позиции и дистанции общения.

Коммуникативно-организационную (организация внимания партнёров по общению, стимулирование их коммуникативной активности и т.д.).

Коммуникативно-исполнительскую (диагноз коммуникативной ситуации, в которой разворачивается общение личности, прогноз развития этой ситуации, осуществляемый по заранее осмысленной индивидуальной программе общения).

Каждая из этих составляющих требует специального социотехнологического анализа, однако рамки изложения концепции дают возможность остановиться только на коммуникативно-исполнительской части. Она рассматривается как коммуникативно-исполнительское мастерство личности.

Коммуникативно-исполнительское мастерство личности проявляется как два взаимосвязанных и всё же относительно самостоятельных умения найти адекватную теме общения коммуникативную структуру, соответствующую цели общения, и умение реализовать коммуникативный замысел непосредственно в общении, т.е. продемонстрировать коммуникативно-исполнительскую технику общения. В коммуникативно-исполнительском мастерстве личности проявляются многие её навыки и, прежде всего навыки эмоционально-психологического саморегулирования как управление своей психофизической органикой, в результате чего личность достигает адекватного коммуникативно-исполнительской деятельности эмоционально-психологического состояния.

Эмоционально-психологическая саморегуляция создаёт настрой на общение в соответствующих ситуациях, эмоциональный настрой на ситуацию общения, означает прежде всего, перевод обыденных эмоций человека в тональность, соответствующую ситуации взаимодействия.

В процессе эмоционально-психологической саморегуляции следует различать три фазы: длительное эмоциональное “заражение” проблемой, темой и материалами предстоящей ситуации общения; эмоционально-психологическую идентификацию на стадии разработки модели своего поведения и программы предстоящего общения; оперативную эмоционально-психологическую перестройку в обстановке общения.

Эмоционально-психологическая саморегуляция приобретает характер целостного и завершенного акта в единстве с перцептивными и экспрессивными навыками, которые также составляют необходимую часть коммуникативно-исполнительского мастерства. Она проявляется в умении остро, активно реагировать на изменения обстановки общения, перестроить общение с учётом перемены эмоционального настроя партнёров. Психологическое самочувствие, эмоциональный настрой личности прямо зависят от содержания и результативности общения

Перцептивные навыки личности проявляются в умении управлять своим восприятием и организовывать его: верно оценивать социально-психологический настрой партнёров по общению; устанавливать необходимый контакт; по первому впечатлению прогнозировать “ход” общения. Они позволяют личности верно оценивать эмоционально-психологические реакции партнёров по общению и даже прогнозировать эти реакции, избегая тех, которые помешают достигнуть цели общения.

Экспрессивные навыки коммуникативно-исполнительской деятельности принято рассматривать как систему умений, создающих единство голосовых, мимических, визуальных и моторнофизиолого-психологических процессов. По своей сути это навыки самоуправления выразительной сферой коммуникативно-исполнительской деятельности

Связь эмоционально-психологической саморегуляции с выразительностью есть органическая связь внутреннего и внешнего психологического. Это стремление и обеспечивает внешнее поведение, выразительные действия личности в общении в общении. Экспрессивные навыки личности проявляются как культура речевых высказываний, соответствующих нормам устной речи, жестов и пластики поз, эмоционально-мимического сопровождения высказывания, речевого тона и речевой громкости.

В многообразных случаях общения инвариантными составляющими оказываются такие компоненты, как партнёры-участники, ситуация, задача. Вариативность обычно связана с изменением характера самих составляющих - кто партнёр, какова ситуация или задача и своеобразие связей между ними.

Коммуникативная компетентность как знание норм и правил общения, владения его технологией, является составной частью более широкого понятия “коммуникативный потенциал личности”.

Коммуникативный потенциал - это характеристика возможностей человека, которые и определяют качество его общения. Он включает наряду с компетентностью в общении ещё две составляющие: коммуникативные свойства личности, которые характеризуют развитие потребности в общении, отношение к способу общения и коммуникативные способности - способность владеть инициативой в общении, способность проявить активность, эмоционально откликаться на состояние партнёров общения, сформулировать и реализовать собственную индивидуальную программу общения, способность к самостимуляции и к взаимной стимуляции в общении.

Основными источниками приобретения коммуникативной компетентности являются: соционормативный опыт народной культуры; знание языков общения, используемых народной культурой; опыт межличностного общения в непраздничной [форме] сфере; опыт восприятия искусства. Соционормативный опыт - это основа когнитивного компонента коммуникативной компетентности личности как субъекта общения. Вместе с тем реальное бытование различных форм общения, которые чаще всего опираются на соционормативный конгломерат (произвольная смесь норм общения, заимствованных из разных национальных культур, вводит личность в состояние когнитивного диссонанса). А это рождает противоречие между знанием норм общения в разных формах общения и тем способом, который предлагает ситуация конкретного взаимодействия. Диссонанс - источник индивидуально-психологического торможения активности личности в общении. Личность выключается из поля общения. Возникает поле внутреннего психологического напряжения. А это создаёт барьеры на пути человеческого взаимопонимания.

Коммуникативная компетентность рассматривается как система внутренних ресурсов, необходимых для построения эффективного коммуникативного действия в определённом круге ситуаций межличностного взаимодействия.

Как и всякое действие, коммуникативный акт включает в себя анализ и оценку ситуации, формирование цели и состава действия, реализацию плана или его коррекцию, оценку эффективности.

Современный подход к проблеме развития и совершенствования коммуникативной компетентности взрослых людей состоит в том, что обучение рассматривается как саморазвитие и самосовершенствование на основе собственных действий, а диагностика компетентности должна стать самодиагностикой, самоанализом. Проблема диагностики компетентности не решается одним лишь информированием испытуемого о результатах тестирования - суть её в том, чтобы организовать процесс диагностики таким образом, при котором его участники получат действенную информацию, т.е. такую, на основе которой люди смогли бы сами осуществлять необходимую коррекцию своего поведения.

Приобретение коммуникативного опыта происходит не только на основе непосредственного участия в актах коммуникативного взаимодействия с другими людьми. Существует множество путей получения сведений о характере коммуникативных ситуаций, проблемах межличностного взаимодействия и способах их решения.

Здесь весьма эффективны формы групповой работы в стиле групп самоанализа, где участники получают возможность верифицировать свои определения коммуникативных ситуаций в процессе сравнения мнений всех членов группы. Немаловажным преимуществом групповых форм работы является и то, что одним из её продуктов может быть создание новых средств анализа, большим достоинством которых является их эксплицированность в процессе формирования, а, следовательно, и возможность изначального корректирования.

Но большим достатком группового анализа является то, что здесь могут быть использованы единые процедуры диагностики и совершенствования системы средств ориентировки коммуникативных действий.

Групповой тренинг, является хотя и весьма эффективным, но далеко не единственным средством развития коммуникативной компетентности. Человек овладевает внутренними средствами регуляции коммуникативных действий, осваивая культурное наследие, наблюдая за поведением других людей, проигрывая в воображении возможные коммуникативные ситуации. Решая вопросы повышения коммуникативного потенциала личности, необходимо использовать весь арсенал имеющихся средств.

Таким образом, коммуникативную компетентность целесообразно рассматривать как систему внутренних средств регуляции коммуникативных действий, выделяя в последней ориентирующую и исполнительную составляющие.

43. Факторы успешного общения. Стили общения.

Отсутствие конфликтов не является надежным показателем успешности по двум причинам: а) вместо открытых конфликтов может наблюдаться напряженность, замаскированная под вежливым спокойным тоном, формальным контактом; б) конфликты в современной социальной психологии не рассматриваются как абсолютное зло, за ними признается определенная позитивная роль.

Успешность любой групповой деятельности в социально-психологическом аспекте определяется достижением целей (в неформальном межличностном общении ими являются контакт, психологическая близость, доверительные отношения); удовлетворенностью (в данном случае – удовлетворенность самим процессом общения, когда в ходе общения не возникает чувства досады, длительных пауз и т. п. характеристика субъективной стороны межличностных отношений на сознательном и бессознательных уровнях); отсутствием трудностей (в первую очередь напряженности, скованности, внутренних преград, зажатости и пр.).

Успешность общения проявляется в достижении и сохранении психологического контакта с партнером в целях стабилизации межличностных отношений на их оптимальной стадии развития через достижение совместимости, согласия, взаимной приспособленности и удовлетворенности путем гибкой корректировки целей, умений и состояний, способов воздействия в соответствии с меняющимися обстоятельствами.

Основными психологическими критериями успешности общения следует считать легкость, спонтанность, свободу, контактность, коммуникативную совместимость, адаптивность и удовлетворенность.

Общительность относится к числу наиболее общих и первичных черт характера. По мнению Б. Г. Ананьева, В. С. Мерлина, общительность в значительной степени связана с типом высшей нервной деятельности человека, его темпераментом. Это – одна из коммуникативных черт личности, к которым следует отнести и другие черты: контактность, следование социальным нормам во взаимодействии, экспрессивность, робость, инициативность и т. д.

В общительности выражается потребность человека в других людях и контактах с ними, стремление к этим контактам, их интенсивность и легкость, а также склонность человека к дружескому поведению в ситуации общения и установлению приязненных отношений, умение не теряться в момент общения, стремление взять на себя инициативу в контакте, при случае – и роль лидера в группе. Противоположной чертой является замкнутость, крайнее выражение которой – аутистичность.

В психологической литературе для того, чтобы охарактеризовать интенсивность, направленность и другие аспекты общения, употребляются близкие понятия: общительность, экстраверсия и др. Следует подчеркнуть разницу между ними:

  • коммуникабельность – некоммуникабельность: качественные характеристики контактов, их глубина, интенсивность, соблюдение социальных норм;
  • общительность – замкнутость, количественные характеристики, широта, экстенсивность, контактность (потребность в контактах, легкость, спонтанность);
  • экстраверсия – интроверсия: направленность общения (на других и на себя), частично – мотивация (самодостаточность интроверта, склонность к общению с самим собой);
  • коммуникативность -– владение средствами установления контакта.

Контактность – это специфическое социальное умение, в основе которого лежит природная общительность. Это способность вступать в психологический контакт, формировать в ходе взаимодействия доверительные отношения, основанные на согласии и взаимном принятии; способность, обеспеченная владением навыками и умениями общения и саморегуляции, а также благоприятствующими контакту личностными свойствами.

Данное социальное умение обладает как положительными, так и отрицательными характеристиками. Положительные стороны контактности – настроенность, установка на контакт, мобилизация всех средств общения, стимулирующая мотивация, рефлексия и обратная связь. В число отрицательных характеристик входят своеобразная эгоцентричность, то есть привлечение внимания «на себя» (то, что отчасти характеризует и эмпатию), ориентация на заражение своими интересами, состояниями, преобладание неосознаваемых побуждений..

Помимо контактности, еще одним критерием успешности общения является коммуникативная совместимость. Это один из видов социально-психологической совместимости, означающий готовность и умение сотрудничать, создавать непринужденную атмосферу взаимной удовлетворенности общением, обеспечивать хороший климат в группе.

Вообще, совместимостью называется такой психологический эффект сочетания индивидов, который выражается во взаимном принятии, согласии и частичной идентификации на эмоционально-чувственном, интеллектуальном и деятельностном уровнях, во взаимной удовлетворенности и отсутствии напряженности, конфликтов, неприязни в любых контактах.

Коммуникативная совместимость – частный вид совместимости, возникающий на основе взаимопонимания и согласованности общей позиции; характеризуется отсутствием неблагоприятных последствий коммуникативного взаимодействия в виде напряжения, досады, психологического дискомфорта.

В группу высокосовместимых людей вошли неконфликтные, неагрессивные, без личных проблем, неавторитарные, удовлетворенные общением и отношениями в своем близком кругу.

Адаптивность в общении говорит о готовности к пересмотру привычных решений, умении сохранять настойчивость, способности гибко реагировать на меняющиеся обстоятельства, уверенности в себе и своих принципах, полной включенности в социальные связи, следовании социальным нормам; при этом можно отметить достаточно гибкое и свободное владение человеком своими состояниями. По существу, хорошая адаптивность означает высокую меру личностной свободы в контактах, которая противоположна податливому конформному поведению.

Стиль общения – это индивидуальная стабильная форма коммуникативного поведения человека, проявляющаяся в любых условиях взаимодействия – в деловых и личных отношениях, в руководстве, воспитательных беседах с детьми, в способах принятия и осуществления решений, в избираемых приемах психологического влияния на людей, в методах разрешения межличностных и деловых конфликтов.

Сформированный устойчивый индивидуальный стиль общения свидетельствует об уровне коммуникативного мастерства, достигнутом данным человеком. Стиль допускает дальнейшее обучение новым умениям и навыкам общения, приемам воздействия и влияния на людей, способам снятия напряженности и приспособления, адаптации, преодоления испытываемых трудностей.

Темперамент – это динамическая характеристика психической деятельности человека; это особенности поведения, обусловленные прежде всего общим типом высшей нервной деятельности (ВНД).

Индивидуальные особенности человека, определяемые темпераментом, выражаются в эмоциональной возбудимости, большей или меньшей тенденции к внешнему выражению чувств, быстроте движений, обшей подвижности, чувствительности (сен-ситивности), уравновешенности. Выделяют четыре основных типа темперамента, которые получили свои названия еще в глубокой древности: холерики, сангвиники, флегматики, меланхолики; существуют, разумеется, и промежуточные типы.

Итак, в ситуации общения представители тех или иных типов темперамента проявляют различные свойства: холерик – общительный, экспансивный, вспыльчивый, агрессивный; сангвиник – общительный, легкий, гибкий; флегматик – пассивный, миролюбивый, надежный, неэмоциональный; меланхолик – раздражительный, ранимый, замкнутый, тревожный.

Культурологические исследования выявляют специфику общения в разных культурах. В частности, это касается стилей речевого взаимодействия.

Прежде всего, стили можно разделить по признаку направленности речи.

При направленности на говорящего и цель коммуникации мы имеем дело с инструментальным стилем вербальной коммуникации; при ориентации на слушающего и процесс взаимодействия мы говорим об аффективном стиле.

Различия между стилями заключаются также в построении самих предложений, в выборе слов, степени использования риторических вопросов как формы поощрения или осуждения, уклончивости в оценках и проявлении своей позиции.

Выделяют такие стили, как прямой (открытый) и непрямой (скрывающий, сглаживающий, маскирующий истинные побуждения говорящего).

Так, например, в Японии почти не употребляется местоимение «Я»; в характеристике собственной личности выбираются обтекающие, деликатные слова; инициатива в разговоре уступается собеседникам. Непрямой стиль коммуникации на Востоке обусловлен культурной потребностью в гармонии и согласии, уважении «лица» другого человека.

Прямой, жесткий разговорный стиль, по мнению исследователей, характерен для американцев. В нем проявляется больше заботы о сохранении «лица» говорящего, о четком обосновании собственной позиции по теме разговора.

Психологи считают, что в коллективистских культурах ведущим стилем вербальной коммуникации является непрямой стиль, а в индивидуалистических культурах преобладает прямой стиль.

По степени использования экспрессивных средств языка, пауз, молчания выделяют искусный, точный и сжатый стили.

Искусный (вычурный) стиль отличается метафорическим наполнением, экспрессивно богат. В арабских культурах, отказываясь от угощения, мало сказать просто «нет»; нередко отказ сопровождается клятвами и заверениями, на взгляд европейца неуместными. Точно так же прямое, безыскусное согласие может быть воспринято как отказ. Точный стиль – ритуализированный, уместный, соответствующий ситуации. Сжатый стиль, помимо лаконичности и сдержанности, включает уклончивость, использование пауз и выразительного молчания. Использование того или иного стиля в рамках определенной культуры связывается с принятым в ней уровнем избегания неопределенности.

Стиль общения в совместной деятельности является выражением в профессиональном преломлении, с учетом профессиональных навыков и умений, индивидуального стиля деятельности данного человека.

Стиль общения в профессиональной деятельности может рассматриваться как подвижная, ситуативно меняющаяся система используемых средств и способов общения. Стиль общения в деятельности, предполагающей интенсивное взаимодействие и контакты людей, связан с продуктивностью этой деятельности, психологическим климатом в коллективе, удовлетворенностью взаимоотношениями, индивидуальной психической выносливостью.

Т. Е. Аргентова, изучая летные экипажи (Аргентова, 1984), выделила три стиля общения: гибкий, ригидный и переходный (промежуточный).

Гибкий стиль общения отличается быстрой ориентацией в ситуации взаимодействия, пониманием подтекста общения, умением управлять своим эмоциональным состоянием и обстановкой общения.

Ригидный стиль общения характеризуется недостаточностью анализа своего поведения и поведения партнера, плохим самообладанием, неадекватной самооценкой. Человеку с ригидным стилем общения трудно найти нужный тон. В последние годы все чаще говорят о партнерском и непартнерском стиле общения, причем главное различие между ними определяется умением и желанием учитывать позиции, мнения, оценки партнера.

Партнерский стиль общения означает высокую степень сотрудничества в выработке общей позиции по обсуждаемому вопросу. Он выражается также в короткой дистанции между собеседниками

Партнера выслушивают, не прерывая, не оценивают преждевременно и поспешно его суждений и поступков, не навязывают ему советов, стремятся донести до него свою точку зрения. В результате создаются условия для самораскрытия, искренности, открытости, для столь необходимой каждому человеку возможности быть самим собой. Партнерский стиль может быть равноправным и уступчивым.

Непартнерский стиль общения, напротив, создает напряженность и проявляется, главным образом, в том, что человек:

игнорирует точку зрения собеседника, искажает его отношение к теме беседы;

стремится найти у партнера понимание только своих собственных проблем;

принижает партнера («Ты говоришь глупости!»), не считается с ним, навязывает свои темы и проблемы;

Авторитарный стиль общения руководителя проявляется в том, что он, вольно или невольно, препятствует расширению контактов между членами группы, замыкая межчеловеческие связи преимущественно на себе, провоцирует своими оценками и суждениями появление в группе «козла отпущения», диктует и указывает. Самое слабое место в его контактах, как служебных, так и личных, – нежелание и неумение хвалить, поощрять.

При демократическом стиле руководства и общения поощряются контакты, творчество и инициатива, распределяются ответственность и обязанности, выслушиваются пожелания. Однако нередко встречаются и недостатки в виде соглашательства, бесплодных споров и предпочтения мнения большинства, даже когда меньшинство предлагает более разумные пути.

По степени вмешательства в деятельность и поведение человека, характеру избираемых средств воздействия и преследуемых целей можно выделить альтруистический, манипуляторский, миссионерский стили.

В альтруистическом стиле главными целями общения являются благо другого человека, помощь в достижении его целей, активность, воспитательная целенаправленность, гуманность и осторожность в избираемых средствах воздействия.

Противоположностью ему является манипуляторский стиль общения, главный движущий мотив которого – достижение собственных целей при всестороннем использовании средств воздействия, давления и принуждения. Многие манипуляторы действуют по принципу «Разделяй и властвуй».

Так называемый миссионерский стиль предполагает значительную дистанцию между партнерами, уважительное, осторожное влияние, чаще – невмешательство в дела и суждения партнера, ненавязчивые советы, воздействие личным примером.

44. Убеждающее воздействие в общении.

Убеждение - это метод воздействия на людей, обращенный к их собственному критическому восприятию. Убеждение - это прежде всего, разъяснение и доказательство правильности и необходимости определенного поведения либо недопустимости какого-либо проступка.

Используя метод убеждения, психологи исходят из того, что оно ориентировано на интеллектуально-познавательную сферу человеческой психики. Его суть в том, чтобы с помощью логических аргументов сначала добиться от человека внутреннего согласия с определенными умозаключениями, а затем на этой основе сформировать и закрепить новые установки (или трансформировать старые), соответствующие поставленной цели.

Убеждая, необходимо следовать определенным правилам:

- логика убеждения должна быть доступной интеллекту объекта воздействия;

- убеждать надо доказательно, опираясь на факты, известные объекту;

- помимо конкретных фактов и примеров (без них нельзя убедить тех, кому недостает широты кругозора, развитого абстрактного мышления), информация должна содержать обобщенные положения, идеи, принципы;

- убеждающая информация должна выглядеть максимально правдоподобной;

- сообщаемые факты и общие положения должны быть такими, чтобы вызывать эмоциональную реакцию объекта воздействия.

Процесс убеждения является самым сложным среди остальных способов воздействия. Ведущее место в этом процессе занимает аргументирование своей позиции и деятельности. Поэтому мы более внимательно рассмотрим аргументирование как важнейшую основу убеждения.

Способов аргументирования существует множество. Вот некоторые из них:

  1. прием снятия напряженности. Требует установления эмоционального контакта с собеседником. Для этого достаточно нескольких слов.
  2. прием «зацепки» позволяет кратко изложить ситуацию и, увязав ее с содержанием беседы, использовать как исходную точку для проведения обсуждения проблемы. В этих целях можно с успехом использовать какие-то события, сравнения, личные впечатления, анекдотический случай или необычный вопрос.
  3. прием стимулирования воображения предполагает постановку в начале беседы множества вопросов по содержанию тех проблем, которые должны рассматриваться. Этот метод дает хорошие результаты, когда исполнитель отличается трезвым взглядом на решаемую проблему.
  4. прием прямого подхода предполагает непосредственный переход к делу без какого-либо вступления или преамбулы.

Критерием результативности убеждающего воздействия является убежденность. Это глубокая уверенность в истинности усвоенных идей, представлений, понятий, образов. Она позволяет принимать однозначные решения и осуществлять их без колебаний, занимать твердую позицию в оценках тех или иных фактов и явлений. Благодаря убежденности формируются установки людей, определяющие их поведение в конкретных ситуациях.

Важная характеристика убежденности-- ее глубина. Она прямо связана с предыдущим воспитанием людей, их информированностью, жизненным опытом, способностью анализировать явления окружающей действительности. Глубокая уверенность характеризуется большой устойчивостью. Для того чтобы ее поколебать, недостаточно одних только логических выводов. Убеждающее воздействие целесообразно применять в следующих случаях:

- когда объект воздействия в состоянии воспринять полученную информацию;

- если объект психологически способен согласиться с навязываемым ему мнением.;

- если объект способен сопоставлять различные точки зрения, анализировать систему аргументации. Иными словами, убеждающее воздействие эффективно лишь при том условии, что его объект в состоянии понять и оценить то, что ему преподносится;

- если логика мышления субъекта воздействия, используемая им аргументация близки особенностям мышления объекта. Отсюда важность учета национально-психологических особенностей объекта, всего комплекса социальных, национально-религиозных, культурных факторов, оказывающих влияние на восприятие им содержания сообщения;

- если есть время убеждать. Для того чтобы убедить людей в чем-то, особенно в том, что выгодно противоположной стороне, как правило, требуется время.

Убеждение обычно включает:

- воздействие источника информации

- воздействие содержания информации

- воздействие ситуации информирования.

Воздействие источника информации. Эффективность убеждения в определенной мере зависит от того, как люди, его воспринимающие, относятся к источнику информации.

Воздействие содержания информации. Во многом зависит от того, насколько оно доказательно и убедительно.

Доказательность основывается на логичности, правдоподобии и непротиворечивости изложенного материала. Иначе говоря, важно не только то, что сообщается, но и то, каким образом это делается.

Убедительность зависит в большой степени от учета присущих объекту воздействия установок, убеждений, интересов, потребностей, его образа мышления, национально-психологических особенностей и своеобразия языка. Таким образом, чтобы добиться убедительности, требуется учитывать значительное количество факторов.

Для получения максимального эффекта убеждающее воздействие должно соответствовать определенным требованиям:

  1. Быть правильно ориентированным и плановым.
  2. Быть направленным на конкретный объект.
  3. Быть ориентированным преимущественно на интеллектуально-познавательную сферу психики объекта.
  4. Быть направленным на инициирование определенного поведения.

Основными принципами осуществления убеждающего воздействия должны быть:

- принцип повторения. Многократное повторение сообщения дает такой эффект, который невозможно получить при однократном воздействии;

- принцип достижения первичности воздействия. Если объект получил какое-то важное сообщение, то в его сознании возникает готовность к восприятию последующей, более детальной информации, подтверждающей первое впечатление.

- Принцип обеспечения доверия к источнику информации.

- Принцип активизации психических процессов восприятия объектом содержания информации.

45. Использование транзактного анализа в оптимизации общения.

Человек как «коммуникант» рас­полагает по крайней мере тремя личностными позициями. Они, по мнению Э. Берне, сосуществуют в рамках одной и той же лич­ности, дополняя друг друга.

а) Позиция ребенка, «дитяти» (позиция Д).

б)  Позиция родителя (позиция Р).

в)  Позиция взрослого (позиция В).

Нередко подобные трансакции являются фиксированными. Например, светская беседа малознакомых пенсионеров может ограничиваться трансакциями Р—Р.Деловая беседа или дипломатический прием требуют фиксированных трансакций В—В. В ситуации пикника или костюмированного бала фиксируются трансакции Д—Д, другие же считаются неуместными. Отношения между преподавателем и студентом предписывают трансакции в позициях Р—В, а между учительницей и школьниками — Р—Д. Для женщин ес­тественны (и желательны) трансакции с мужчиной типа В—Р  или даже Д—Р. Трансакции типа Д—Р посто­янно возникают между пациентом и психотерапевтом, причем смена взаимной позиции в ходе контактов считалась до по­следнего времени запрещенной.

Трансакции без взаимодополнения

Здесь ответный стимул партнера либо поступает не с той позиции, куда был направлен исходный стимул, либо адресован не к той позиции, с которой этот исходный, стимул посылался.

без взаи­модополнения, но «с учетом адреса». Действительно: правый партнер в этих примерах отвечает не с той позиции, с какой ожидалось, но адресуется к исходной позиции левого партнера.

транзакция IX
транзакция X
транзакция XI
транзакция XII

Случаи типа X и XI — это трансакции «без учета адреса». В самом деле: правый партнер не только отвечает с неожидан­ной позиций, но и адресуется не к исходной позиции левого партнера.

Случай XI изображает так называемую «перекрестную» трансакцию. Вот еще примеры такого же типа.

Перекрестные трансакции сплошь и рядом означают ссору партнеров. Вообще трансакции без взаимодополнения обычно содержат болезненный «укол» хотя бы для одного из участни­ков контакта.

 Скрытые трансакции

Коммуникативный стимул может состоять из двух (или трех) сообщений, каждое из которых адресовано разным позициям партнера. То сообщение, которое в наибольшей мере соответ­ствует «конвенциям» и контексту беседы, считается явным; дру­гое же оказывается «скрытым», косвенным.

транзакция XIV

47. Общение средствами искусства.

А.А. Леонтьев рассматривает искусство как специфический вид или способ человеческого общения. Искусство - это то, что обеспечивает цельность и творческое развитие личности. Цель искусства - расширить сферу общения дополняющими его формами квазиобщения.

Содержание искусства - это те общественные отношения, которые не получают отражения в застывших формах языка. Они выступают для нас как личные интересы, переживания, потребности. Категория "личностного смысла" (А.Н.Леонтьев) - это та субъективная психологическая форма, в которой существует общественное значение, общественное представление.

Искусство начинается там, где мы находим для восприятия и чувства объективно значимые формы. Чтобы сохранить переживание чувства, необходимо сохранить саму ситуацию общения с искусством, то есть заставить человека творить переживание, перебросить мостик от того, кто творит переживание, к тому, кто воспринимает искусство.

Чтобы понять специфику художественного общения, необходимо определить психологические функции искусства. Оно имеет дело с теми сторонами жизни, которые не поддаются непосредственной вербализации. Идеальные объекты (квазиобъекты) существуют только в искусстве. Чтобы овладеть тем, что заключено в квазиобъекте, воспринимающий искусство человек должен уметь совершать деятельность, адекватную этому идеальному объекту.

Чтобы искусство развивалось, человек должен заговорить на языке, адекватном искусству. Владение языком искусства складывается из владения техникой, знания отношения между техникой и языком (умения воспринимать технику в ее функциональной нагрузке) и умения переносить знание этого соотношения на новый материал (экстраполировать владение языком).

В общении с искусством, как и в других его видах, присутствует специальная техника. Техника искусства - это те элементы художественного произведения и отдельных его квазиобъектов, которые сами не являются носителями личностных смыслов, а лишь используются для того, чтобы строить или отождествлять квазиобъект. Иными словами, техника восприятия предполагает овладение соответствующими навыками восприятия.

Технология восприятия искусства дана человеку от природы, поэтому она не специфична. Обучение технике осуществляется последовательно: сначала фиксируется внимание на элементах (перцептивных действиях), затем идет автоматическое подчинение задаче художественного восприятия квазиобъекта. В силу того, что восприятие - целостный процесс, художник вправе нарушать целостность сознательно, обеспечивая условие творческой активности воспринимающего.

Процесс художественного общения протекает в той же последовательности, что и обычное речевое общение. Специфика и сложность художественного общения состоят в том, что воспринимающий произведение человек, являясь "сотворцом", равноправным участником общения, совершает не вполне адекватную деятельность общения в психологическом отношении.

Художник владеет как материалом, видоизменяя его, так и осуществляет метаморфоз чувств. Это деятельность, производящая продукт. Зритель на основе переработанную в воображении художественных квазиобъектов строит свой образ, но он не борется с материалом, а принимает его как условие сотворчества. Сам материал для него функционален. Активность зрителя заключается в овладении социальной новизной произведения.

Поэтому сила искусства состоит в формировании эстетических потребностей зрителей. Искусство - это полигон для развития эмоционально-волевых, этических и других сторон личности.

Качественно новая роль восприятия искусства с позиции общения состоит в том, что эстетические ценности вырабатываются воспринимающим самостоятельно на основе переживаний, а не принимаются готовыми. На наш взгляд, проблемным является вопрос, каким образом в условиях личностно ориентированного воспитания осуществляется эстетическое развитие ребенка в общении с искусством. В связи с этим важное значение приобретает характер взаимодействия педагога и детей в процессе формирования эстетического восприятия произведений изобразительного искусства.

Обращение к категории взаимодействия в педагогическом процессе не является случайным. В современных исследованиях взаимодействие трактуется как многогранное и многоаспектное понятие, определяющее причинно-следственные связи, имеющее системный характер, обусловливающий развитие.

Основной характеристикой взаимодействия является активность, которая проявляется у человека на всех уровнях его организации. Активность субъектов особенно важна в социальном взаимодействии.

48. Общая характеристика социально-психологического тренинга. Тренинг общения: цели, задачи, особенности построения программы тренинга.

2 вида тренинга: поведенческий (выработка поведенческого умений и навыков); личностно-ориентировочный (создание условий для развития личности. Оптимизация отношений).

Основные принципы: активность, объективация, исследовательская позиция, диалогическое общение, моделирование, принцип новизны.

Методы:  групповая дискуссия ( биографическая, тематическая, интеракционная) Цель: обсуждение проблем и подведение итогов.

Ролевые игры ( сюжетные, спонтанные)

Психогимнастика. Функции: повышение активности и работоспособности, создание в группе приятной атмосферы, диагностика состояния группы. Сплочение группы. Концентрация внимания. Развитиенавыков анализа и использование невербальных средств общения. Проведение социометрических замеров.

Основная цель социально-психологического тренинга — по­вышение компетентности в общении — может быть конкрети­зирована в ряде задач с различной формулировкой, но обя­зательно связанных с приобретением знаний, формированием умений, навыков, развитием установок, определяющих поведе­ние в общении, перцептивных способностей человека, коррекцией и развитием системы отношений личности, поскольку лич­ностное своеобразие является тем фоном, который окрашивает в разные цвета действия человек, все его вербальные и невер­бальные проявления.

Одним из условий успешной работы тренинговой группы яв­ляется рефлексия ведущим той задачи, которая решается в ходе занятий. Воздействие может осуществляться на уровне устано­вок либо умений и навыков, либо перцептивных способностей и т. д. Смешивать разные задачи в ходе работы одной тренинго­вой группы нецелесообразно, так как это может, с одной сторо­ны, снизить эффективность воздействия, а с другой, — вызвать появление этической проблемы, поскольку изменять задачу в процессе тренинга можно только с согласия группы.

Работа тренинговой группы отличается рядом специфиче­ских принципов. Дадим им краткую характеристику.

Принцип активности диалог между ведущими сценарий

Активность участников тренинговой группы носит особый характер, отличный от активности человека, слушающего лек­цию или читающего книгу. В тренинге люди вовлекаются в спе­циально разработанные действия. Это может быть проигрыва­ние той или иной ситуации, выполнение упражнений, наблюде­ние за поведением других по специальной схеме. Активность возрастает в том случае, если мы даем участникам установку на готовность включиться в совершаемые действия в любой мо­мент.

Особенно эффективными в достижении целей тренинга че­рез осознание, апробирование и тренировку приемов, способов поведения, идей, предложенных тренером, являются те ситуа­ции и упражнения, которые позволяют активно участвовать в них всем членам группы одновременно.

Принцип исследовательской творческой позиции

Суть этого принципа заключается в том, что в ходе тре­нинга участники группы осознают, обнаруживают, открыва­ют идеи, закономерности, уже известные в психологии, а так­же, что особенно важно, свои личные ресурсы, возможности, особенности.

Исходя из этого принципа, работа тренера заключается в том, чтобы придумать, сконструировать и организовать такие ситуации, которые давали бы возможность членам группы осоз­нать, апробировать и тренировать новые способы поведения, экспериментировать с ними.

В тренинговой группе создается креативная среда, основны­ми характеристиками которой являются проблемность, неопре­деленность, принятие, безоценочность.

Принцип объективации (осознания) поведения

В процессе занятий поведение участников переводится с импульсивного на объективированный уровень, позволяющий производить изменения в тренинге. Универсальным средством объективации поведения является обратная связь. Создание условий для эффективной обратной связи в группе — важная задача тренерской работы.

В тех видах тренинга, которые направлены на формирование умений, навыков, установок, используются дополнительные

средства объективации поведения. Одним из них является ви­деозапись поведения участников группы в тех или иных ситуа­циях с последующим просмотром и обсуждением. Надо учиты­вать, что видеозапись является очень сильным средством воз­действия, способным оказать негативное влияние, поэтому им следует пользоваться с большой осторожностью, и что самое важное — профессионально.

Принцип партнерского (субъект-субъектного) общения

Партнерским, или субъект-субъектным общением является такое, при котором учитываются интересы других участников взаимодействия, а также их чувства, эмоции, переживания.

Реализация этого принципа создает в группе атмосферу бе­зопасности, доверия, открытости, которая позволяет участни­кам группы экспериментировать со своим поведением, не стес­няясь ошибок. Этот принцип тесно связан с принципом творче­ской, диалог исследовательской позиции участников группы.

Кроме специфических принципов работы тренинговых групп, можно говорить и о специфическом принципе работы тре­нера, который заключается в постоянной рефлексии всего того, что происходит в группе.

Эффективность тренинга во многом зависит не только от адекватности осуществляемой тренером диагностики, но и от того, насколько большим арсеналом средств он обладает для достижения той или иной цели.

Мы осознаем некоторую условность понятия «психогимнас­тика». Этим понятием обозначают очень широкий круг упраж­нений: письменных и устных, вербальных и невербальных. Они могут выполняться в небольших группах по 2-3 человека или всеми членами группы вместе, быть специализированными и воздействовать преимущественно на ту или иную психическую характеристику, например, память или внимание, могут носить более универсальный характер, оказывать более генерализован­ное воздействие.

При планировании занятий, а также в процессе проведения психогимнастических упражнений важно учитывать ряд момен­тов:

1.  Выбор упражнения

2. Инструкция

Эффективность упражнения во многом зависит от четкос­ти, ясности, лаконичности инструкции, которая должна содер­жать достаточную и необходимую информацию. Не следует пе­регружать инструкцию деталями, излишними пояснениями. Неудачным можно считать такой вариант, когда тренер инст­руктирует дольше, чем длится выполнение самого упраж­нения.

Проговаривая инструкцию, тренер внимательно по очере­ди смотрит на участников группы, устанавливая с каждым ви­зуальный контакт. Это повышает уровень внимания участни­ков группы, снижает вероятность отвлечения и пропуска тех или иных фрагментов инструкции. Приступать к выполнению упражнения следует только то­гда, когда тренер убедился в том, что все поняли-инструкцию и знают, что надо делать. Однако даже в том случае, когда потра­чено достаточно времени на то, чтобы проверить, все ли поняли инструкцию, в процессе выполнения упражнения может обна­ружиться недопонимание или неоднозначность ее понимания разными членами группы. В этом случае стоит остановить вы­полнение упражнения и внести коррективы.

Упражнения

Все участники группы садятся по кругу.

Инструкция: «Нам предстоит совместно решить одну за­дачу: как можно быстрее всем одновременно, не договарива­ясь и не произнося ни слова, «выбросить» одинаковое количе­ство пальцев на обеих руках. Решать эту задачу мы будем следующим образом: я буду считать — раз, два, трии на счет три все одновременно «выбрасывают» пальцы. Какое-то время, достаточное для того чтобы понять, справились ли мы с задачей, не опускаем руки. Если задача не решена, мы делаем очередную попытку. Понятно? Давайте начнем».

общественное мнение, групповое давление, ав­торитет, групповое настроение.

49.Социально-психологические особенности общения через Интернет

Причиной обращения к Интернет как инструменту общения может быть:

1.     Недостаточное насыщение общением в реальных контактах. В подобных случаях пользователи быстро теряют интерес к Интернет-общению, если появляются возможности для удовлетворения соответствующих потребностей в реальной жизни.

2.     Возможность реализации качеств личности, проигрывания ролей, переживания эмоций, по тем или иным причинам фрустрированных в реальной жизни. Подобная возможность обусловлена вышеперечисленными особенностями общения посредством сети - анонимностью, нежесткой нормативностью, своеобразием процесса восприятия человека человеком. Желанием переживания тех или иных эмоций объясняется, вероятно, и стремление к эмоциональному наполнению текста.

Основные формы общения в Интернете и их особенности.

Можно выделить следующие формы общения в Интернете:

 -телеконференция, чат (имеется в виду IRC (Internet Relay Chat), MUDs и переписка по e-mail. Исследователи Интернет - общения обычно разделяют способы общения в Интернете по степени их интерактивности.

Наиболее интерактивными средами общения считаются чаты и MUDs, наименее интерактивными - e-mail и телеконференции. В телеконференции и при общении посредством e-mail общение происходит в режиме off-line, в отличие от чата (IRC) и MUDs, где люди общаются on-line. В конференции общение происходит вокруг определенного предмета (например, в конференции relcom.fido.su.windows, как видно по ее названию, происходят дискуссии о Windows), в то время как чат, опять же, как правило, своей темы не имеет. (Хотя существуют и тематические чаты, например, когда какого-нибудь известного человека запускают в канал IRC или web- чат, а он отвечает на все вопросы заинтересовавшихся людей). В чатах по большей части практикуется общение ради самого общения, в то время как телеконференции чаще всего посвящены какому-либо определенному предмету. В качестве отдельной формы общения в Интернете можно выделить общение в так называемых MUDs (от "multi-user dimension" - ролевая игра, в которой много пользователей объединены в одном виртуальном пространстве), которое близко к коммуникации в чате тем, что происходит on-line, но отличается от него присутствием цели - стремлением выиграть.

Все названные формы общения, в связи с его опосредованностью компьютером, обладает такой характеристикой, как анонимность, которая имеет целый ряд последствий. Во-первых, в коммуникации в Интернет теряют свое значение невербальные средства общения. Несмотря на то, что в текстовой коммуникации существует возможность выражать свои чувства при помощи "смайликов, физическое отсутствие участников коммуникации в акте коммуникации приводит к тому, что чувства можно не только выражать, но и скрывать, равно как и можно выражать чувства, которые человек в данный момент не испытывает. Поэтому "в Интернете легче вести серьезный разговор"; "в Интернете люди реже обижаются, потому что там это бессмысленно - все равно не видно, как ты обижаешься"; "в Интернете можно общаться с непривлекательными (внешне) людьми, и их уродливость не мешает общению", "в Интернете можно говорить на равных с человеком значительно старше тебя, и это не мешает общению, хотя ты знаешь, что он старше". То есть, в Интернете в результате физической непредставленности партнеров по коммуникации друг другу теряет свое значение целый ряд барьеров общения, обусловленных такими характеристиками партнеров по коммуникации, которые выражены в их внешнем облике: их полом, возрастом, социальным статусом, внешней привлекательностью или непривлекательностью, а также коммуникативной компетентностью человека, а точнее, невербальной частью коммуникативной компетентности.

Другое важное следствие физической непредставленности человека в текстовой коммуникации - возможность создавать о себе любое впечатление по своему выбору. "В виртуальной среде вы вообще можете  быть кем хотите, выглядеть как угодно, быть существом любого пола по выбору, словом, у вас нет ограничений характерных для материального мира". Келли также приводит поговорку: "В Интернете никто не знает, что вы - собака". Анонимность общения в Интернете обогащает возможности самопрезентации человека, предоставляя ему возможность не просто создавать о себе впечатление по своему выбору, но и быть тем, кем он захочет. То есть, особенности коммуникации в Интернете позволяют человеку конструировать свою идентичность по своему выбору.

       Электронные знакомства

Благодаря новинкам технологии люди находят знакомых через Интернет. Более того, у некоторых

общение в Интернете со временем перерастает в личные отношения. Паркс и Флойд (Parks & Floyd,

1996) обнаружили, что в наше время люди очень часто заводят приятелей и знакомых через Интернет.

Андреа и Мэт «встретились», обсуждая в Интернете проблемы состояния окружающей среды. Они считают, что у них уже есть, по крайней мере, одна общая тема — экологическая проблема. По мере того как продолжалось их общение, Андреа и Мэт видели, что они единственные, кто придерживается своеобразного взгляда на эту проблему. Более того, они поняли,

что у них много общих интересов и в других областях. В этот момент им обоим пришла в голову идея

«встретиться» в специально выделенной только для двоих линии общения и «поболтать». Таким образом, у них появилась возможность еще лучше узнать друг друга. Вскоре они обменялись электронными адресами и стали переписываться. Если их интерес друг к другу возрастет, они могут договориться поболтать по телефону. Если это их удовлетворит, они договорятся о встрече. В какой то момент во время этого процесса они станут развивать личные отношения: может быть, это будет дружба, а может быть, близкие отношения.

Разумеется, многие люди, ведущие переписку по электронной почте, полностью удовлетворены уж тем, что имеют возможность знакомиться и разговаривать друг с другом. В исследовании общения в сетевых конференциях, проведенном Парксом и Флойдом, было обнаружено, что около четверти (23,7%) испытуемых признавались, что они общались со своими партнерами, по крайней мере, три или четыре раза в неделю и около половины (55,4%) переписывались, по крайней мере, раз в неделю. Взаимоотношения по электронной почте привлекательны для некоторых деловых людей по большей части потому, что у них нет времени на «свидание в баре». Те люди, которые уже встречаются, поддерживают отношения при помощи электронной коммуникации, когда по работе или из-за учебы им приходится находиться далеко друг от друга. Электронная почта, которая разрабатывалась как инструмент для ведения дела, теперь широко применяется для общения с родственниками, друзьями и любовниками.

Могут ли отношения с использованием электронных средств связи быть длительными? Такие отношения, по видимому, лишены многих преимуществ традиционных отношений: люди не испытывают ощущения физической близости, они ничего не знают о том, как выглядит их партнер, к какой группе или слою общества он принадлежит. Тем не менее, общаясь по электронной почте, люди могут преодолеть эти неудобства, обмениваясь фотографиями, разговаривая по телефону и, наконец, назначив личную встречу. Подумайте сами, в чем еще могут состоять преимущества и недостатки знакомства по переписке. Критикуя общение через Интернет, некоторые указывают на то, что при личном контакте большую роль играет эффект присутствия и имеется возможность непосредственной обратной связи, что способствует большей личной близости (Flaherty, Pearce, & Rubin, 1998). Кроме того, в большинстве электронных форм общения у людей нет возможности воспринимать невербальные сообщения. Все больше и больше людей обращаются к электронным средствам связи для развития и поддержания взаимоотношений. Общение по электронной почте привлекательно для тех, кому трудно по тем или иным причинам установить прочные межличностные отношения. Поскольку человек планирует общение по электронной почте, у него есть возможность проявить вербальные навыки и чувство юмора в написании писем, не стесняясь своей внешности. В действительности некоторые люди сообщают, что их отношения через электронные средства даже лучше, чем личные. Например, человек, состоявший в переписке с одной религиозной организацией, сказал: «Я знаю некоторых из этих людей лучше, чем моих самых старых и лучших друзей» (Parks & Floyd, 1996). Многие исследователи приводят примеры отношений, когда переписка по электронной почте переросла в любовь и брак (Markham, 1998).Однако есть важные различия между личной и электронной коммуникацией, и эти различия могут препятствовать развитию отношений. Дж. Д. Бигелоу (Bigelow, 1999) из Государственного университета в Бойсе выделяет три такие проблемы:

  1. Электронная коммуникация не столь интенсивна, потому что люди обмениваются только вербальными посланиями. Поскольку они не видят и не слышат своих партнеров по переписке, сообщения можно неправильно интерпретировать. Только видеоконференции позволяют воспринимать невербальные сигналы.
  2. Электронная коммуникация протекает медленнее, чем личный разговор. Благодаря тому, что сообщения по электронной почте идут медленнее, чем сообщения в обычном разговоре, у человека может быть больше времени подумать. Однако такая задержка в передаче сообщений лишает взаимодействие спонтанности, обычной для личного общения.
  3. Участники электронной коммуникации не могут видеть друг друга. Электронные знакомые частj сохраняют свое имя в тайне, придумывают псевдонимы или новые имена.

От электронной переписки к личным встречам

В личных отношениях доверие устанавливается не сразу. Мы знакомимся с человеком, а потом начинаем с ним общаться. На основании поведения человека мы принимаем решение, доверять ему или нет.

Например, мы даем другому человеку почитать книгу и смотрим, когда и как он ее вернет; мы назначаем свидание и смотрим, приходит ли человек вовремя; мы сообщаем человеку что-то личное и наблюдаем, держит ли человек эту информацию при себе или сообщает остальным. Так на опыте мы определяем, можем ли мы ему доверять и хотим ли мы перейти к  более близким отношениям (Goldberg, 1999).

В отношениях, которые мы устанавливаем по электронной почте, труднее оценить, можно доверять человеку или нет. Многие средства электронной связи сами очень «непроницаемы». То есть утрачивается спонтанность и невербальная информация, получаемая при непосредственном общении. В результате нам сложнее определить, насколько можно доверять другому человеку.

Оборотная сторона взаимоотношений по электронной почте

Несмотря на всю привлекательность, использование электронных средств связи для формирования отношений иногда провоцирует неэтичное поведение.

Злоупотребление анонимностью

Довольно часто, когда отношения устанавливаются через Интернет, люди выдумывают вместо себя вымышленного персонажа. Ложь и нечестность становится довольно серьезной проблемой в электронном общении. Какие отношения можно установить, если люди дают о себе ложную информацию? У электронных друзей и знакомых нет ни ответственности, ни обязательств, а без них невозможны никакие серьезные отношения. Крамер и Крамаре (Kramer & Kramarae, 1997) показывают, что от использования такой ложной идентичности больше всего страдают женщины.

Обман

Еще одно проявление неэтичности — обман. Общаясь по электронной почте или в чатах, можно легко обмануть другого человека. Люди дают неправильную информацию о своей половой принадлежности, физических качествах и пишут о вымышленной карьере, доме и т. д. Поскольку мы не знаем нашего партнера по электронной переписке в лицо, мы вряд ли сможем проверить, правдива эта информация или нет. Поэтому люди, вступая в переписку по электронной почте, должны соблюдать осторожность при установлении отношений. Вы поступите умно, если скептически отнесетесь к тому, что люди сообщают вам о самих себе, — особенно, когда ваши отношения еще только формируются. Как указывает Дженни Прис, «любой электронный роман может прекратиться, когда встреча в реальной жизни разрушит иллюзии. Например, в электронной  переписке никто не сообщает, что страдает от избыточного веса, а в реальности лишние 25 фунтов могут все изменить. И обман “сходит с рук” только до тех пор, пока отношения продолжаются по почте, а не лично» (Preece, 2000).

Вы поступите мудро, если на ранней стадии отношений будете выдавать информацию о себе ограниченно. Помните, что в любом общении самораскрытие должно быть только взаимным. Но и в этом случае не торопитесь, и сначала коснитесь отвлеченных тем, а потом — личных, прежде чем перейдете к информации личного характера. Особую опасность представляет злоупотребление анонимностью и обманом, когда по электронной почте переписываются дети. В 1998 году семнадцать миллионов детей в возрасте от двух до 18 лет поддерживали переписку по электронной почте. Предполагается, что через пять лет число таких детей возрастет до 42 миллионов (Okrent, 1999). Особенно важно, чтобы родители следили за тем, с кем общаются дети по электронной почте. Интересный факт: некоторые родители не следят за общением своих детей по компьютеру, расценивая его как нарушение их частной жизни или подслушивание телефонных разговоров. Но как предостерегает Окринт, «есть разница между общением через Интернет и телефонным разговором: когда ваш ребенок отвечает на телефонный звонок, то наверняка знает, кто говорит с ним на другом конце провода». Родители должны проследить за тем, как их дети пользуются Интернетом и с помощью специальных программ блокировать доступ к нежелательным сайтам.

Зависимость

Третья потенциальная проблема для детей и взрослых — это зависимость от технических средств. Ее можно охарактеризовать как поведенческую зависимость, связанную с взаимодействием человека и машины (Griffiths, 1998). Соблазны электронного общения могут повлиять на ухудшение «обычных» межличностных отношений. Крайний случай такой зависимости описан в статье «Рассерженная жена» в газете Cincinnati Enquier (1999).

Оказывается, что жена разозлилась на мужа, потому что он общался через Интернет в третьем часу ночи. Он находился в сети с четырех утра предыдущего дня и «болтал» с женщинами. Разгневанная и фрустрированная женщина в припадке ревности попыталась перерезать кабель, а затем набросилась на компьютер с молотком для разделки мяса. Она не оспаривала обвинения в домашнем насилии и не сопротивлялась аресту. Ее оштрафовали на 200 долларов.

50.Постановка вопросов и методы аргументации как приемы эффективного общения.

Сначала не задавать прямые вопросы. Объяснение зачем нам это нужно. После того как мы выяснили необходимость и цель вопросов, попытаемся их классифицировать и определить области их при­менения.

Закрытые вопросы — это вопросы, на которые ожидается ответ «да» или «нет». Они ведут к созданию напряженной ат­мосферы в беседе, поскольку резко сужают «пространство для маневра» у нашего собеседника, поэтому такие вопросы можно применять со строго определенной целью. В по­становке подобных вопросов кроется опасность того, что у со­беседника складывается впечатление, будто его допрашивают, центр тяжести беседы смещается в нашу сторону, а собеседник лишен возможности высказывать свое мнение.

Следовательно, закрытые вопросы рекомендуется задавать только в тех случаях, когда мы хотим ус­корить получение согласия или подтверждения ранее достигну­той договоренности

Открытые вопросы — это вопросы, на которые нельзя от­ветить «да» или «нет», они требуют какого-то объяснения. Это так называемые вопросы «что», «кто», «как», «сколько», «поче­му». Примеры таких вопросов:

•   «Каково Ваше мнение по данному вопросу?»

когда нам нужны дополнительные сведения или когда мы хотим выяснить реальные мотивы и позицию собеседника. Почвой для этих во­просов является позитивная или нейтральная позиция собеседни­ка по отношению к нам и готовность передавать информацию. В этой ситуации мы, конечно, теряем инициативу, а также после­довательность развития темы, так как беседа может повернуть в русло интересов и проблем собеседника. Опасность состоит также в том, что можно вообще потерять контроль за ходом беседы.

Риторические вопросы служат более глубокому рассмотре­нию проблем, а также во многих случаях для их «разбавления». На эти вопросы не дается прямого ответа, так как их цель — вызвать новые вопросы и указать на нерешенные проблемы или обеспе­чить поддержку нашей позиции со стороны участников беседы путем молчаливого одобрения. Приведем примеры:

•   «Можем ли мы считать подобные случаи в нашей организа­ции нормальным явлением?»

Важно формулировать вопросы таким образом, чтобы они звучали кратко и были понятны каждому из присутствующих.

А свойственное большой аудитории молчание и будет означать одобрение нашей точки зрения. Но при этом следует быть очень осторожным, так как легко скатиться до обычной демагогии, а иногда попасть в смешное или даже неудобное положение, как это случилось на одном собрании крестьян

Переломные вопросы удерживают беседу в строго уста­новленном направлении или же поднимают целый комплекс новых проблем. Если собеседник корректно и содержательно от­вечает на такие вопросы, то ответы обычно позволяют выявить уязвимые места его позиции. Приведем примеры:

•   «Как в действительности у Вас производится начисление за­работной платы?»

Подобные вопросы задаются в тех случаях, когда мы уже по­лучили достаточно информации по одной проблеме и хотим пе­реключиться на другую или же когда мы почувствовали сопро­тивление собеседника и пытаемся «пробиться».

Вопросы для обдумывания вынуждают собеседника размыш­лять, тщательно обдумывать и комментировать то, что было ска­зано. Примерами являются следующие вопросы:

•   «Считаете ли Вы, что...?»

Цель этих вопросов — создать атмосферу взаимопонимания, это часто позволяет достигнуть промежуточных результатов. Они особенно полезны для частичной рекапитуляции.

Общая клас­сификация вопросов и их связь с этапами фазы передачи инфор­мации. Так, для первого этапа этой фазы, на котором поднима­ются новые проблемы, характерны ответы «да—нет». На следу­ющем этапе, когда расширяются границы областей передачи информации и производятся сбор фактов и обмен мнениями, сле­дует задавать преимущественно открытые вопросы. После этапа передачи информации наступает этап закрепления и проверки полученной информации; здесь преобладают риторические воп­росы и вопросы на обдумывание. И в конце, намечая новое на­правление информирования, мы пользуемся так называемыми переломными вопросами.

Аргументирование — наиболее трудная фаза беседы, оно требует больших знаний, концентрации внимания, присутствия духа, напористости и корректности высказывании, при этом мы во многом зависим от собеседника.

I. Оперировать простыми, ясными, точными и убеди­тельными понятиями

II. Способ и темп аргументации должны соответство­вать особенностям темперамента собеседника:

III. Вести аргументацию корректно по отношению к со­беседнику, так как это, особенно при длительных контак­тах, окажется для нас же намного выгоднее.

IV. Приспособить аргументы к личности нашего собе­седника

V. Избегать неделовых выражений и формулировок, затрудняющих аргументирование и понимание

VI. Попытаться как можно нагляднее изложить собе­седнику свои доказательства, идеи и соображения. Вспом­ним китайскую пословицу: одна картина лучше тысячи слов.

В аргументировании выделяют две основные конструкции:

•  доказательная аргументация, когда мы хотим что-то доказать или обосновать;

•   контраргументация, с помощью которой мы опровергаем те­зисы и утверждения собеседника.                           

Двенадцать риторических методов

1. Фундаментальный метод. Представляет собой прямое обращение к нашему собеседнику, которого мы знакомим с фактами и сведениями, являющимися основой нашего доказа­тельства в случае доказательной аргументации или же — если речь идет о контраргументах — пытаемся, если это возможно, оспорить и опровергнуть факты и доводы собеседника.

Поскольку число является самым конкретным и точным из всех научных объектов, то и цифровые данные во всех дискус­сиях являются самым надежным доказательством.

2. Метод противоречия. Основан на выявлении противо­речий в аргументации противника. Если речь идет о доказа­тельной аргументации с нашей стороны, мы должны предвари­тельно тщательно проверить, не противоречат ли одна другой ее отдельные части и данные, чтобы не дать собеседнику воз­можности перейти в контрнаступление.

3. Метод «извлечения выводов». Основывается на точной аргументации, которая постепенно, шаг за шагом, посредством частичных выводов приведет нас к желаемому выводу

4. Метод сравнения. Имеет исключительное значение, осо­бенно когда сравнения подобраны удачно, что придает высту­плению исключительную яркость и большую силу внушения. Этот метод фактически представляет собой особую форму ме­тода «извлечения выводов».

5. Метод «да... но». Часто бывает, что собеседник приводит хорошо построенные аргументы. Однако они охватывают или только преимущества, или только слабые стороны предложен­ной альтернативы.

6. Метод «кусков». Состоит в расчленении выступления со­беседника таким образом, чтобы были ясно различимы отдель­ные части: «это точно», «насчет этого существуют различные точки зрения», «это и то полностью ошибочно»,

7.  Метод «бумеранга». Дает возможность использовать «оружие» собеседника против него самого. Этот метод не имеет силы доказательства, но оказывает исключительное действие, если его применить с изрядной долей остроумия.

8. Метод игнорирования. Очень часто бывает, что факт, из­ложенный собеседником, не может быть опровергнут, но зато его ценность и значение можно с успехом проигнорировать.

9. Метод потенцирования. Собеседник в соответствии со своими интересами смещает акцент, выдвигая на первый план то, что его устраивает.

10.  Метод «выведения». Основывается на постепенном субъективном изменении существа дела. «Мелкая сошка лучше всех знает, кому достанется мясо. Но кто будет слушать мелкую сошку?»

//. Метод опроса. Основывается на том, что вопросы зада­ются заранее. Вопросы — «ударный инструмент» любой бесе­ды, а поскольку мы хотим узнать от собеседника преимуще­ственно не то, что он сам нам хочет сообщить, то мы тщательно их продумываем, предусматриваем обстоятельства, при кото­рых мы сможем в определенной последовательности и в нуж­ном темпе задать собеседнику ряд вопросов, которые должны быть краткими и содержательными, но при этом предельно точ­ными и понятными.

12. Метод видимой поддержки. Весьма эффективен как в отношении одного собеседника, так и в отношении нескольких слушателей. В чем он заключается? К примеру, наш собеседник изложил свои аргументы, и теперь мы берем слово. Но мы ему вообще не возражаем и не противоречим, а, к изумлению всех присутствующих, наоборот, приходим на помощь, приводя но­вые доказательства в пользу его аргументов. Но только для ви­димости! А затем следует контрудар. Пример. «Вы забыли в подтверждение Вашего тезиса привести еще и такие факты... (перечисляем их). Но все это Вам не поможет, так как...» — те­перь наступает черед наших контраргументов.

12 спекулятивных методов ар­гументации

  1. Техника преувеличения.
  2. Техника анекдота.
  3. Техника использования авторитета.
  4. Техника дискредитации собеседника. Основывается на следующем правиле: если я не могу опровергнуть существо воп­роса, тогда по меньшей мере нужно поставить под сомнение личность собеседника.
  5. Техника изоляции. Основывается на «выдергивании» от­дельных фраз из выступления, их изоляции и преподнесении в урезанном виде, с тем, чтобы они имели значение, совершенно противоположное первоначальному.
  6. Техника изменения направления. Заключается в том, что собеседник не атакует наши аргументы, а переходит к другому вопросу, который, по существу, не имеет отношения к предмету дискуссии
  7. Техника вытеснения. Практически является «названой сестрой» техники изменения направления, при которой собесед­ник в действительности не переходит к какой-то одной, точно определенной проблеме, преувеличивает второстепенные про­блемы, взятые из нашего выступления. Он стремится переключиться на какую-либо второстепенную тему и зачастую пытает­ся из мухи сделать слона
  8. Техника введения в заблуждение. Основывается на сооб­щении путаной информации, слов и полуистин, которыми нас забрасывает собеседник. Он сознательно или неосознанно пе­реходит к дискуссии на определенную тему, которая легко может переродиться в ссору
  9. Техника отсрочки. Ее целью является создание препятствий для ведения дискуссии или затягивание дискуссии. Собеседник употребляет ничего не значащие слова, задает уже отработанные вопросы и требует разъяснений по мелочам, чтобы, выиграть время для раздумий.
  10. Техника апелляции. Представляет собой особо опасную форму «вытеснения» процесса рассуждения. Наш собеседник выступает не как деловой человек и специалист, а взывает к со­чувствию.
  11. Техника искажения. Представляет собой неприкрытое извращение того, что мы сказали, или перестановку акцентов, поэтому применение этой техники следует резко осудить. Час­то ею пользуются демагоги, когда их «припрут к стенке», да и не только в этом случае.
  12. Техника вопросов-капканов. Основывается на совокуп­ности предпосылок, рассчитанных на внушение, которые, прав­да, нельзя применять в любой ситуации, но они, как правило, не носят риторического характера. Эти вопросы делятся на четыре группы.

Повторение

Вымогательство. Этими вопросами собеседник стремится уговорить нас согласиться с ним. Их часто можно слышать на судебных процессах, хотя формально юристы их не признают: «Эти факты Вы, конечно, признаете?»

Альтернатива. Как и предшествующая группа вопросов, альтернативные вопросы «закрывают горизонт», подразумевая только такие ответы, которые соответствуют концепции наше­го собеседника; и если вопросы сформулированы достаточно? искусно, то они практически «толкают» нас только в одном направлении.                                                                             

Контрвопросы. Вместо того чтобы заняться проверкой и воз­можным опровержением наших доказательств, собеседник задает нам контрвопросы.

Применение аргументов.

Выбор техники.

Избежание обострений. Для нормального хода аргумента­ции очень важно избегать обострений или конфронтации, так как противоположные точки зрения и натянутая атмосфера, возникшие в ходе изложения одного из пунктов нашей аргумен­тации, легко могут распространиться и на другие области.

Очередность преимуществ и недостатков. При перечис­лении преимуществ и недостатков какого-либо решения в соот­ветствии с выводами экспериментальной психологии решающее влияние на формирование позиции собеседника оказывает на­чальная информация, т. е. в фазе аргументации сначала пере­числяются преимущества, а потом недостатки.

Персонификация аргументации. Исходя из того что убеди­тельность доказательства прежде всего зависит от восприятия слушателей (а они некритичны к самим себе), мы приходим к мысли, что нужно сначала попытаться выявить позицию собе­седника и потом включить ее в нашу конструкцию аргумента­ции или даже по крайней мере не допустить, чтобы она противо­речила нашим предпосылкам. Проще всего это достигается пу­тем прямого обращения к собеседнику.

•  Что Вы думаете об этом предложении?

Составление заключений. Можно с блеском вести аргумен­тацию, но все же не достигнуть желаемой цели, если мы не су­меем обобщить предлагаемые факты и сведения. Поэтому, что­бы добиться как можно большей убедительности, мы обязатель­но должны сами сделать выводы и предложить их собеседнику, потому что факты никогда не говорят сами за себя.


Источник: http://www.dgr.ru/psychology/otvety/19



Рекомендуем посмотреть ещё:


Закрыть ... [X]

Религии России: проблемы социального служения (2011) Пюре гороховый с копченостями в мультиварке

Диалог между ведущими сценарий Диалог между ведущими сценарий Диалог между ведущими сценарий Диалог между ведущими сценарий Диалог между ведущими сценарий Диалог между ведущими сценарий Диалог между ведущими сценарий Диалог между ведущими сценарий

Похожие новости